Разное

Уфимские бомжи — уроки выживания (часть 1)

Опубликовано 22 февраля 2015 в 17:32
0 0 0 0 0

Бомжи – это не химера, не пугало. Бояться их не стоит. Это люди, которые выживают, хотя жизнь не дает им времени разобраться, что к чему. Сломанная воля и подорванная психика. Неверие и отрешенность, граничащая с обречённостью. Они – это наши страхи, боязнь того, что с каждым из нас могло и может произойти, но по какому-то случаю не произошло.

Бомжи присутствуют в каждом мегаполисе как наглядное пособие, социальная реклама, если хотите, назидательный трюк нашей жизни. В США в некоторых городах на гражданском самоуправлении долгое время значилась переходящая от жителя жителю должность, бездомного пьяницы или «hobo». Существовала она для того, что бы «мамаши» и «папики» показывали пальцем в сторону местного ряженного и говорили своим чадам, мол, так жить нельзя, детка.


Несколько дней назад я оказался посреди ночи в Городской клинической больнице № 21. Ожидая решения проблемы, по которой обратился, я заметил медсестру, которая возилась с тележками. Предложил свою помощь, и у нас вышел следующий разговор:

— Как вы справляетесь на дежурствах, кругом бездомные в коридорах?
— Приходится терпеть – ответила Юля. (Фамилию попросила не указывать, ведь она ещё студентка, карьера ещё впереди).
— А они сами приходят?
— Охрану пройти им сложно. Вы знаете, когда как. Иногда привозит милиция, иногда сердобольные жители вызывают, тогда привозит скорая. Но иногда, думаю, сами пробираются, особенно зимой.
— Зимой им особенно негде ночевать. А утром? Не все же время они тут у вас.
— По утрам, когда меняется смена охраны, их будят и просят покинуть помещение, чтобы провести мероприятия по дезинфекции. Некоторые сами уходят. Некоторых вытаскивают.
— Мда. Запах жуткий, а атмосфера гнетущая.

Клошары лежат прямо на полу: у кого с собой пакет, у кого несколько. Кто-то носит в заплечных мешках из тряпья свои пожитки. Бормотание и сиплый свист пробитых, воспаленных лёгких. Я всмотрелся в группу бесформенных куч барахла. Две женщины на вид старше пятидесяти лет. Одна в пальто, другая в заплатанном пуховике прошлого тысячелетия. На ногах тряпичные вязанки обуви. Держатся в стороне, поодаль четырех-пяти мужчин-стариков. Точно сказать не могу, так как в одной из груд я не смог идентифицировать признаки жизни.

Один из аксакалов БОМЖ-движения заметил, что я пристально наблюдаю за ним. Его лицо не выражало абсолютно никаких эмоций. По складкам лица не возможно было догадаться хорошо ему в теплом помещении или нет. Пусть на полу, но есть свет, вода, тепло.
Иногда им делают уколы…

Так, а какую помощь оказывают мед учреждения людям, которых нет в списках Фонда застрахованных граждан по ОМС?
За разъяснением этого вопроса я обратился к заведующему Отделения медпрактики (пожелал остаться неизвестным):

Как решается вопрос оказания помощи гражданам без определённого места жительства и занятия?
Как правило, в нашей стране каждый человек должен иметь медицинский полис обязательного медицинского страхования. Если такого документа нет, сначала выясняется личность гражданина.

А если и это не удалось установить?
Вообще, медработники обязаны оказать помощь любым обратившимся в медицинское учреждение. Существует огромное количество стандартов обслуживания, приёма больных, приказов. (Прим автора: один из них: приказ от 13 октября 2008 г. N 618 ОБ УСТАНОВЛЕНИИ МЕДИКО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ СТАНДАРТОВ ПРИ ОКАЗАНИИ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ ВЗРОСЛОМУ НАСЕЛЕНИЮ В УСЛОВИЯХ СТАЦИОНАРНОГО ЛЕЧЕНИЯ). Согласно этим стандартам по нозологиям ставится диагноз. По назначению врача делают профилактические и другие процедуры, все по программе государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи.  Все выше перечисленное обязывает медицинских работников оказывать помощь любому человеку, не смотря на то, застрахован он или нет, есть у него документы или нет. По другим стационарам ситуация зависит прежде всего от самих людей, медперсонала, работников.

Часто в вашей практике приходилось встречаться с такими случаями?
Именно травматология и хирургия — это отделения, в которые привозят таких граждан в первую очередь. С хроническими заболеваниями сами они никогда не обращаются. А вот с травмами привозят много чаще. В Уфе наибольший поток таких больных сдерживают Дёмская больница №3 и больница №13 в Черниковке. Самые страшные случаи приходили со сложными черепномозговыми травмами, с червями в ногах, руках.

И как справлялись?
Надевали большие перчатки. Стелили клеёнки. Промывали. Оказывали помощь. Потом дезинфицировали.

Санитаркам, похоже, «повезло» больше остальных
Сотрудники видят, что помочь этим людям не кому, приходится терпеть. Да, и что я хотел добавить, тут нужно понимать, что бегать по подвалам, отлавливать бомжей и насильно им помогать никто не горит желанием. Они должны сами захотеть помощи.


…Иногда бездомным делают уколы и обтирают ваткой или салфеткой смоченной спиртом. Ватку не выбрасывают, а оставляют им. Они тут же, сладко чмокая, высасывают спирт. Сладко чмокая!

— Вот это я понимаю. Лечение! – услышал я возглас за спиной. Один из больных, держась за бок, присел сзади на скамейку. – И так каждый божий день. Я тут уже месяц, после операции. Сначала жутко было видеть все это. Я, даже, жаловаться ходил. Но врачей тоже нужно понять. Службу при полиции, говорят, расформировали. Ту, которая бомжиками занималась. Полиция их если и забирает, то привозит в ближайшую больницу. Вот этот, самый старый, он всегда здесь. Каждый раз, как кто-то из санитаров делает укол, он ватку выпрашивает. Совсем не может без «бухла». Девушки эти здесь тоже не гости. У них свой угол. Остальные на одно лицо, я их даже не запоминаю.

Молодой человек, Вадим, продолжал говорить о себе, о болячках. Я смотрел на одну, как он выразился «девушку», и вспомнил, что несколько дней назад видел её на остановке «Центральный Рынок». Она сидела на выступе из кирпича, что со стороны «Перекрестка» и просила милостыню. Со мной был друг Саша. Мы ждали кого-то у магазина и вышли на кусок асфальта, залитый зимним солнцем, чтобы покурить и поболтать.

Саня заметил нелепую фигуру, просившую подаяние, и подошёл, чтоб поприветствовать и спросить, может, она голодна и, не купить ли ей хлеба.
Я тоже подтянулся. Как же! Разговор с колоритным персонажем пропустить? Застиг только середину разговора.

— Тебе сколько нужно для полного счастья?
— Двадцать рублей…
— Это что?… Прям, двадцать рублей? А что ты купишь-то на них?
— На трамвай.
— Да зачем же тебе трамвай?
— Я в нем сплю
— Это зимой-то?
— Да. Утром сожуся и еду, пока не выгонят
— На, держи твои двадцать рублей.


Саня в руки денежку давать не стал, а положил, прямо перед ней на парапет. Ни спасибо, ни тебе улыбочки, ни тебе поклона, как делают это профессиональные попрошайки. Две монеты исчезли в складках многочисленной одежды.

Задумайтесь. Цель этого человека, ежедневная цель – добыть где-то, любыми путями, двадцать рублей, чтобы ехать в трамвае до тех пор, пока не выгонят.

0 0 0 0 0