Владимир
Владимир 30.01.2016

«Знать, что можешь спасти человека, и не иметь возможности сделать это» — уфимский врач лечит людей в Гватемале



Кто-то мечтает о собственной квартире, кому-то не хватает дорогого автомобиля, а девушка из Уфы регулярно путешествует в Гватемалу чтобы безвозмездно лечить людей, о которых весь остальной мир,  кажется, давно позабыл. Сегодня мы поговорим с Викторией Валиковой, врачом-инфекционистом из Башкортостана, для которой вторым домом стала далекая страна.

Как ты решилась бросить все и отправиться на другой конец света?
Я считаю, очень правильно делать в своей жизни то, что делает тебя счастливым. Если ты всегда хотел быть фотографом, а до сих пор работаешь автомехаником — это не дело. Жизнь одна и нужно прожить ее радуясь. Я люблю лечить людей. И я не люблю рутину.

Я считаю, очень правильно делать в своей жизни то, что делает тебя счастливым. Я люблю лечить людей.

 

Жизнь тропического врача — это нелегко. Это почти постоянное отсутствие комфорта. Но, в то же время – жизнь в джунглях – это гарантия отсутствия монотонности в работе и в быту. Решение было непростым — оставить своих родителей, своих друзей в России и уехать туда, где никто не знает ни твоего языка, ни твоих традиций. Но я горжусь тем, что в каждой стране, в каждой деревне, где я работала — теперь люди не просто слышали, что есть такая страна — Россия, но и знают — насколько это большая и великая страна, которой не безразличны проблемы стран третьего мира.tVdeUwuu5sk

На каком языке там говорят, не было ли проблем с общением?
Официальный язык в Гватемале — испанский. Вся Гватемала поделена на департаменты и каждый из них разговаривает на одном из языков майя – таких как, например, авакатеко, тчух, киче, мам, канхобаль… Я говорю по-испански, но многие люди, особенно женщины в деревнях, его не понимают, потому что никогда не ходили в школу.

Я говорю по-испански, но многие люди, особенно женщины в деревнях, его не понимают, потому что никогда не ходили в школу.

Девочек часто оставляют дома: считается, что учиться им ни к чему. Как-то на празднике по случаю дна рождения бельгийской клиники, где я работала, мне пришлось произносить речь на канхобаль. Обилие гортанных звуков превратило мое выступление в юмористический номер: местные смеялись, как никогда.

По какой еде ты скучаешь там и наоборот, чем ты там вообще питаешься?
Скучаю, конечно же по русским блюдам. Я имею весьма узкие представления о «русской кухне»: для меня всё начинается и заканчивается борщом. Мне порой думается, что я, наверное, варила борщ в странах так эдак тридцати — все, у кого я останавливалась, просили приготовить «русский красный суп». Ну и, конечно, по творогу еще – у меня непереносимость лактозы и мне категорически нельзя есть молочные продукты — но скажу честно, приезжая в Россию, я тут же покупаю насколько пачек творожка и упаковку лактозы.

 я, наверное, варила борщ в странах эдак тридцати — все, у кого я останавливалась, просили приготовить «русский красный суп».

В Гватемале мы едим очень монотонно: обычный прием пищи это крупа и бобы, в вариациях. Ну и конечно, никакой прием пищи не обходится без тортильи. Многие знают, что тортильи — национальные латиноамериканские лепешки, сделанные из кукурузной муки. Но мало кто в курсе о существовании огромного количества типов кукурузы, а соответственно, типов муки из нее, а соответственно типов тортильи.

В Гватемале тортильи можно купить не то что на каждом углу — их можно купить ну вообще в каждом доме, в каждом рыночном киоске и у каждой бабульки. В Гватемале существуют тортильи трех цветов — белые, жёлтые и черные. Мои любимые, за свою необычность и пряный вкус — чёрные, делаются из кукурузы фиолетового(!) цвета, найти сложнее всего, но всё же это возможно. От мяса мы отказались из толерантности к местному населению — люди очень бедные и не могут себе позволить себе покупать мясное.AwdmvAA1zYc

Не планируешь вернуться в Уфу и лечить людей здесь?
Сейчас я работаю в государственной инфекционной больнице в Уфе. Улетаю в Гватемалу в феврале. Вернусь ли? Жизнь покажет. Я очень люблю Россию, несмотря на бюрократию и сложности. Думаю, что наш проект будет плотно сотрудничать с московским институтом тропических болезней им. Марциновского. У меня огромное количество планов и целей, посмотрим, какие из них станут реальностью.

После постройки клиники (стучим по дереву) что будешь делать дальше?
Заниматься ее запуском. Построить здание клиники — самая простая задача. Намного сложнее наладить работу клиники, поставить на поток волонтерство зарубежных специалистов, вести обучающие программы для местных знахарей и повитух. Организовать логистику. Это непростое дело, но мы справимся. Я верю в карму.

Напомним, Виктория поставила перед собой амбициозную задачу — построить в Гватемале самую настоящую клинику, все подробности ТУТ.BoEYAaiIua0

На что ты живешь в Гватемале, ведь вряд ли там платят за медицину?
Я живу на сбережения. Мне никто не платит, зачастую я сама отдаю то последнее, что у меня есть. Приезжаю всегда с огромным рюкзаком медикаментов и вещей, а уезжаю налегке: все раздаю. Если честно, мне кажется, жить так намного проще.

Делиться — это правильно. У меня больше чем у них — я могу отдать, от меня не убудет. Часто, девочки в норковых шубах и на лабутенах говорят : “Ну это ж сколько нужно иметь, чтобы так путешествовать”. Я предпочитаю пуховик и спасенного ребенка. Каждому свое, наверное.

У нас вот тут доллар уже 80 рублей, на тебя это как-то повлияло?
На билет пришлось полгода копить. Слава богу местная администрация предоставляет мне и нашим волонтерам крышу над головой. О еде же придется позаботиться самим — не представляете, как надоедает кушать изо дня в день кукурузные лепешки с кукурузной кашей и запивать это все атолем (подобие киселя на основе кукурузной муки). Каждая посылка из России с гречкой и сгущенкой вызывает просто детский восторг.

Там у тебя на руках умирали люди из-за отсутствия нормальной медицины?
Да. Медикаментов всегда не хватало. Электричества нет, значит и холодильников тоже, негде хранить вакцины, инсулин. Дорогие лекарства мы не могли позволить себе купить, многие не получалось перевозить в виде донаций из-за законов о транспортировке лекарств. Это, пожалуй, самое сложное, знать — что можешь спасти человека и не иметь возможности сделать это.

Беспомощность — вот что страшно. А не всякие там отсутствия горячей воды и постоянные укусы москитов.

 

Дороги ужасные – зачастую ты везешь женщину в родах и застреваешь, даже на большом полноприводном пикапе в грязи горных перевалов. И ничего не можешь сделать. Беспомощность — вот что страшно. А не всякие там отсутствия горячей воды и постоянные укусы москитов.DZgmqHQxcRQ

Что для тебя там самое тяжелое?
Довольно сложно порой понимать традиции и культурные устои, с которыми не согласен. Допустим, гватемальская женщина после родов должна 40 дней находиться в постели. Если она или ребенок вдруг заболели — очень тяжело заставить их поехать в больницу или даже прийти в клинику. Существует также очень большая дискриминация людей по половому признаку: женщин и девочек очень часто оставляют без медицинской помощи.

Большие проблемы возникали во время борьбы с мифами о планировании семьи — к контрацепции отношение очень настороженное. Но все не без позитива — с появлением в деревне клиники, где я работала, дети начали носить сандалии, мыть руки. Женщины — выращивать овощи и приводить детей в клинику на осмотр. Мужчины — более внимательно относиться к своим женщинам. Это забавно даже — иногда мужчины приводили ко мне жен со словами “нам сказали Вы можете сделать, чтобы она больше не рожала!”

Как ты там отдыхаешь от работы?
Работы много. Кроме работы в клинике всегда есть много работы «по дому» — с помощью мачете косить траву вокруг клиники, мыть полы, собирать бананы, отжимать сахарный тростник, стирать вручную белье… Жизнь в деревне интересная и насыщенная. У нас рядом была речка и мы часто ходили купаться, вместе с акушеркой, с которой мы жили и работали вместе.

Вечерами мы преподавали английский для местной ребятни. После 12-часовой работы в поле они кучками приходили заниматься. При свечах. Без тетрадок и учебников.

Вечерами мы преподавали английский для местной ребятни — это поразительное желание детей учиться удивляет. Они кучками приходили к дверям клиники и ждали, пока мы поужинаем, чтобы начать заниматься. При свечах. Без тетрадок и учебников. Меня прямо по сердцу режет, когда я слышу от кого-нибудь: «Этих папуасов не изменить, они просто лентяи». Когда после 12-часового дня в поле на окучивании кукурузы шестилетний ребенок хочет еще и учиться. И мне радостно, что я могу что-то сделать для этих людей.DZBzHeP_Mq0


в центре внимания Вернуться на главную

цитата дня «Никаких махинаций нет. Фонд провел аудиторскую проверку. Вопросов не осталось. Все перечисленные благотворительные средства, «хаир», использованы по назначению. Все обвинения в наш адрес неправомерны»
ДУМ Башкирии
цифра дня 8 температурных рекордов было в Уфе в августе