Владимир
Владимир 18.02.2016

Хождение по мукам: к чему быть готовым, если заболел раком в Башкирии

К нам в редакцию пришло непростое письмо от жительницы Уфы. Судьба столкнула ее семью с одной из самых страшных болезней современности, но как оказалось, это были еще не все беды, дополнительную ложку дёгтя подкинула система здравоохранения Башкирии…

«Рак. Казалось бы, на сегодняшний день, у каждого в семье или у кого-то из знакомых было это заболевание. И казалось бы, что им уже не напугаешь. Однако все наоборот. Вы слышали, что знакомый знакомого болел этим, или, что когда-то давно ваш какой-то родственник был болен. Как это и положено человеку, он всегда надеется, что его это не коснется.

Когда я узнала, что мой папа заболел, я и предположить не могла, что это случится именно с нашей семьей.

Я говорила с папой по телефону и он сказал мне об этом. Я начала плакать и быстро закончила разговор. Наверно я поступила неправильно, но я никогда не была в подобной ситуации. Как же нужно реагировать? Первый месяц, да и до сих пор, я не верю, что это правда. Я не хочу с этим мириться и не хочу об этом говорить. Но социальные нормы и прочее вынуждают нас на этот разговор.

Все чего я ждала – это поход к врачу. Я надеялась, что уж он-то точно все расставит на места и возьмется за папу.

Так сильно я не ошибалась никогда. Мытарства по больницам, бесконечная сдача анализов – это всего лишь та небольшая часть, через которую нужно пройти больному и его близким.

Прежде всего, нужно быть готовым к безразличию врачей и медицинского персонала. Нет, конечно, находились те единицы, которые с пониманием относились к нам. Но их было немного.

В Уфе ОДИН Республиканский онкологический диспансер. В него ежедневно съезжаеюся сотни или может тысячи больных со всей республики. К сведению, в соседней республике только в столице находится два онкологических диспансера.not_good.0

Вернемся к городу Уфа. Вас направляют именно туда. Хоть я жила совсем недолго в Советском Союзе, но все-таки я благодарна, что после него осталось столько больниц, школ, поликлиник, заводов. Потому что когда вы входите в РЕСПУБЛИКАНСКИЙ онкологический диспансер, вы понимаете, что нога современного чиновника Российской Федерации не ступала там никогда. С другой стороны – зачем? Ведь все они лечатся заграницей.

Толпы людей, бесконечные очереди в кабинеты к врачам, узкие обшарпанные коридоры, сквозняк. Туалет. Боже, какой там ужасный туалет! Описывать его я не буду, но надеюсь, что вы там не побываете никогда. Почему-то я заметила, что туалеты в наших больницах грязнее и, извиняюсь за слово, вонючее наших пивных. Хотя тут все ясно: пивная – это собственность предпринимателя, он за своим имиджем следит, а больница – это собственность государственная и государству следить за своим имиджем не обязательно. Нам-то все равно никуда не деться.

В таком заведении даже здоровому человеку станет плохо. А теперь представьте себе, что люди, у которых мало сил и не так много здоровья, должны сидеть часами в этом заведении. Есть ли там порядок? Думаю это вопрос риторический. Порядок у нас только на столах, а не в умах.

Когда вы пройдете через это, вас наконец-то определят в отделение. Вы выдохнете спокойно и подумаете, что вот оно! Вот тот час, когда наконец-то о моем отце позаботятся.

Я спешу вас огорчить и здесь. В отделении, куда направляют больных на химиотерапию или на операцию царит еще бОльший хаос. Кстати, стены, полы, двери и прочее там тоже советские.

В лучшем случае ваш лечащий врач подойдет к врач через 2-3 часа. В худшем — через часов 5-6. А вы сидите и ждите. Вы ведь уже и так болеете, значит вам некуда торопиться. Обратиться к кому-то с вопросами, конечно же, нельзя. Просто потому что никто ничего не знает. Пока мы ждали 4 часа нашего врача, чтобы поговорить с ним 10 минут, после чего он отпустил нас домой, я пыталась дозвониться до Министерства Здравоохранения Республики Башкортостан и поведать им о бардаке, который творится в единственном онкологическом диспансере. Я набирала номер 3 раза в течении часа. К сожалению, или к счастью, на него никто не ответил. Если вы заметили, то в каждой больнице и в каждой поликлинике висят стенды с контактной информацией министерства, глав врачей и прочее. Так вот звонила я на телефоны именно с этого стенда.2016-01-08_00024

Сидя там, смотря на все происходящее, я задавалась вопросом: неужели у всей Республики Башкортостан, которая так богата на нефть, в которой буквально летом прошел форум БРИКС и ШОС не найдется денег, чтобы усовершенствовать и улучшить единственный онкологический диспансер? Как хорошо, когда в городе строятся новые гостиницы, открываются новые рестораны, а больным гражданам нужно сидеть часами в холодном, обветшатшем здании.

Хотя я наверно вам совру, что меня беспокоило именно это. Все, что меня беспокоило это человеческий фактор. Абсолютный бардак в отделении, шастающие туда-сюда без дела медсестры, грубые работники диспансера и безразличные врачи: вот, что делало весь этот процесс еще более болезненным.

Все, что я поняла, пройдя несколько больниц и поликлиник, то, что с таким диагнозом вам нужно разбираться самим. К сожалению, никто не подскажет вам как правильно питаться, какие общеукрепляющие препараты принимать или что лучше пить. Как известно, химиотерапия не проходит бесследно для организма. Нужно наблюдать за печенью и сердцем, нужно поднимать лейкоциты, правильно питаться и так далее. Но об этом я узнала не от папиных врачей, а от людей, которые уже прошли через это. От людей, кто борется с этим заболеванием, либо уже победил его. Именно они, узнав о папином диагнозе, пришли на помощь. Именно они подсказали, что лучше кушать и какие препараты или витамины лучше принимать.

Папу положили в палату. Врач заходил к нему только один раз в день, в лучшем случае. Когда я навещала папу, то мне приходилось ждать врача, чтобы задать ему вопросы о состоянии папы, чтобы узнать о том, как лучше всего поддержать сердце и печень. Создавалось впечатление, что я отвлекаю и беспокою врача своими ненужными расспросами о состоянии моего отца.cancer1-large_trans++NJjoeBT78QIaYdkJdEY4CnGTJFJS74MYhNY6w3GNbO8

Я все понимаю: нехватка кадров, отсутствие финансирования, огромное количество больных. Все это играет роль в ходе лечения. Но выбирая такую профессию, я думала люди изначально понимают, что в первую очередь, им нужно будет быть благосклонными, терпеливыми и отзывчивыми. Почему эти качества не воспитываются в наших врачах? Или почему сами врачи не воспитывают в себе эти качества?

Как выразился мой папа: «Никакого здоровья не хватит, чтобы болеть в нашей стране!»

И действительно, сколько нужно здоровья, чтобы позволить себе болеть?

Такой диагноз как рак тяжел не только потому что он изматывает морально и физически, но наверно 50% тяжести этого диагноза достается нам от государства. Полное отсутствие контроля за медицинскими учреждениями, бардак в отделениях, никакого финансирования, слабая фармацевтика, безразличие врачей и невнимательность к своей работе.

Мы все рвемся к власти, кричим с экранов телевизоров, что у нас сильная армия, проводим Олимпиады и мировые политические мероприятия, но у нас нет медицинской культуры, а только толпы серьезно больных, ожидающих часами своей очереди в обветшалом холодном здании.

Но мы будем надеяться, что именно нам повезет и о нас позаботятся. Придем домой, посидим на кухне, пожалуемся на власть, а на следующий день снова встанем, чтобы пойти в одиночку бороться с коррупцией, безразличием и полнейшим безразличием властей.»