Город

Сладок ли мед поэзии? Интервью с уфимской поэтессой

Опубликовано 06 мая 2014 в 13:00
0 0 0 0 0

Варвара Малыгина весьма точно соответствует образу поэтессы: всегда слегка печальная, хрупкая девушка в стиле декаданса, она читает свои стихи речитативом, заставляя слушателей впадать в легкий транс, следя за ходом ее поэтической мысли. Сегодня The Ufa Room пытается выяснить, соответствует ли образ поэтессы ее настоящей жизни? А также немножко о планах на будущее, самореализации и поэтическом инструментарии.

 tskUsxAnp5I

Фото О.Галанцевой

Варвара, вы известны как поэтесса, которая чаще всего пишет о грустной стороне любви. Вы сознательно выбрали образ вечного Пьеро?
Нет, просто негативные эмоции всегда сильнее позитивных. Да и не до стихов как-то, когда всё хорошо!

А вы не боитесь, что если ваша любовь окажется счастливой, то иссякнет материал для поэтического творчества?
Нет, не боюсь. В любви, какой бы счастливой она не была, все равно есть и хорошее, и не очень, и взлеты, и падения. Так что материала всегда достаточно.

Вас не оскорбляет женский вариант слова «поэт» по отношению к вам?
Нисколько. Как говорится, хоть горшком назови, только в печку не ставь.

«Счастье какое – проснуться в одной постели!
Так хорошо поутру. Но на самом-то деле
Утро навеки осталось в ушедшем лете.
Не повторится оно, да и стоит жалеть ли?

Ну а зимой, что, нельзя так, вдвоем, просыпаться,
Если за окнами снег и под минус двадцать?
Видимо, нет, и приходится с тем смириться,
Если за окнами снег и все минус тридцать.

Холодно, грустно – пусть, так бывает часто.
С кем-то другим проснусь – снова будет счастье…»

Занятия поэзией для вас больше хобби или образ жизни, которому вы подчиняете все остальное?
Трудно сказать. Конечно, это больше чем хобби. Но насколько этому подчиняется всё остальное?.. Наверное, в некоторой степени, да, постольку-поскольку. Вообще, я очень странно отношусь к поэзии: одновременно и очень серьезно, и совсем нет.

Правда ли, что вы готовите свою первую книгу стихов, которая откроет поэтическую серию от журнала «Персонаж: тексты о текстах»? Это избранное или есть какая-то общая идея сборника?
Да, книга будет называться «Мой Иггдрасиль». Изначально планировалась как избранное, но потом, когда думали над названием, пришла идея сделать девять разделов с названиями миров Иггдрасиля. Пришлось добавить еще семь стихотворений, некоторые из них не избранные, но идеально подходящими к тому или иному «миру».

Вообще, Иггдрасиль — мировое древо в скандинавской мифологии. Меня нередко обвиняют в том, что пишу о каких-то «низких», бытовых вещах, а поэзия должна стремиться к вершинам духа. Но на самом деле поэзия охватывает всё: как «высокое», так и «низкое». В мифе сказано, что мед поэзии – напиток, наделяющий поэтическими способностями – был изготовлен в Свартальфхейме, одном из нижних миров. Но после похищен и отдан богу поэзии, живущему в Асгарде.

Микромир полностью повторяет макро – Иггдрасиль у каждого свой. А стремление к вершинам духа, конечно, должно быть и оно есть, как в поэзии вообще, так и в моей, в частности. Это движение можно будет отследить в моей будущей книге, вступительная рецензия Наталии Санниковой к ней так и называется — «От Хель и выше».

Сейчас книги и журналы принято презентовать публике. Планируете ли вы что-то подобное?
Да, конечно, планируем, возможно, я попробую какие-то новые образы, в которых публика меня еще не видела.

n7NTBUPLJcQПоэтический квартирник «Другие». Фото А. Пантелеева

Варвара, видите ли вы на нашем поэтическом небосклоне каких-нибудь конкуренток? Как вы с ним взаимодействуете? Дружите, игнорируете, честно боретесь?
Что значит, конкуренток? Да, у нас немало достойных поэтов, женского пола в том числе, но, как говорят, никто не займет твое место, а если займет, значит, место не твое. Круг очень узкий, так что со всеми, так или иначе, общаемся, с кем-то близко, с кем-то – не очень. А если и приходится бороться, то только на поэтическом ринге!

По мелодике и ритму ваша поэзия напоминает рэп и в вашем авторском прочтении она звучит гораздо выпуклее, чем с листа. Не было ли соблазна исполнять стихи под музыку?
Не люблю рэп, посему меня очень расстраивает такое сравнение. А просто читать стихи под музыку – так это делают все кому не лень. Хотя, поэтесса Марианна Плотникова, например, нашла свой интересный способ. Но мне ничего такого в голову не приходило, а быть неоригинальной не хочется.

Кстати, о Марианне, а правда ли, что вы с ней участвовали в скандальном поэтическом квартирнике, где поэты, читая свои стихи, постепенно раздевались? Не обвиняли ли вас в распущенности после этого?
Да, осуждали, осуждают и, наверное, еще долго будут осуждать. И не только в распущенности. Литераторы вообще, как ни странно, в большинстве своем консервативный народ…

«Она проводит здесь инструктаж,
Как счастливой стать в жизни личной.
У нее сиськи размера H.
Впрочем, может, я преувеличила.
Всё замечательно лишь на словах:
Как ни повышай энергетик,
Боюсь, мне с моим размерчиком A
Личное счастье не светит».
(«Сиськи»)

Из проекта «Открытки» в образе героини романа Ирвина Уэлша «Порно»
 Фото О. Галанцевой

Независимо от того, что думают о вас люди, насколько вы сами чувствуете себя богемной? Секс, наркотики, рок-н-ролл?
Я живу вполне обычной жизнью, а богемной себя чувствую разве что, когда нахожусь в творческой тусовке. Там действительно особая, ни на что не похожая атмосфера. И здорово бывает собраться, пообщаться, повеселиться от души, почувствовать свою причастность, единство с этими людьми. Но «секс, наркотики, рок-н-ролл» — не мое. Вообще быстро устаю от любого общества, да и творчество требует уединения. И, как уже говорила, литераторы достаточно сдержанны в этом плане.

«…Что сейчас мне мешает (по пьяни),-
Если все «за» и «против» так взвесить,-
Переспать со всеми парнями
В городе? Ну, не со всеми, с красивыми.
Ничего не получится, жаль,
Идея бесперспективная.
Мешает, во-первых, мораль.
Хотя, нет, мораль — это во-вторых,
А во-первых, — такой пустяк, (Нелепый какой-то выходит стих)
Не все меня захотят.
Потому, что я не идеал…»

(«Еще раз про портрет и Дориана Грея», отрывок)

aWlxrBv984s

На фестивале «Белые ночи» в Перми, акция «Поэт в городе». Фото автора

Как вы относитесь к слишком современным словам и ненормативной лексике в поэзии? У вас есть, например, слово УЗИ, которое многие не сочтут поэтичным.
Раз использую, надо понимать, хорошо отношусь. Всё меняется, язык в том числе. Если бы современная поэзия была написана исключительно языком Пушкина, она не была бы современной. Да и возможно ли отразить нынешние реалии, не используя «современные» слова?

Ненормативную лексику стоит использовать только в крайнем случае, если заменить никак и ничем нельзя. У меня в одном стихотворении тоже есть слово из трех букв, но это как раз такой случай. Использование же без особой надобности не одобряю. Особенно начинающие поэты это любят. Хотят, наверное, привлечь к себе внимание таким способом. Но способ не оригинальный, и далеко не лучший. Ненормативная лексика – очень мощное средство, пользоваться которым нужно с осторожностью.

«Это похуже, чем кабинет УЗИ.
Это не датчик, что по тебе скользит,
И на экране, видно, что там, внутри.
Но не смотри туда, лучше ты не смотри!
На глубине той страшно и так темно,
Как ни вглядись, все равно не увидишь дно.
Вряд ли тут кто-то стерпит, не закричит.
Может быть, ну их, что мне до первопричин.
Лучше уж вообще не касаться дна,
Только поднимешь муть и лишишься сна,
Только придется, скрючившись на полу,
Плакать и повторять: «Я его люблю»,
Будто слова те как-то меня спасут.
Только от них чуть легче, и в этом суть:
Что б ни случилось, было бы проще жить,
Если своим словам верить, а не чужим…
Это никак не выявится УЗИ.
В небо уходит кроной мой Игдразил…»

(«Мой Игдразил», отрывок)

Чего вам не хватает, чтобы почувствовать себя реализованной как поэт? Публикаций в литературных «толстяках», отдельных книжек, статьи в Википедии, выступлений на больших площадках, побед в конкурсах, премий, вступления в Союз писателей?
Да всего хватает. Чтобы по праву называться поэтом, достаточно нескольких публикаций или хотя бы одной, а они у меня есть. Конечно, хотелось бы еще, но тут речь уже, пожалуй, не о реализованности, а об амбициях каких-то. А книжки, да, пожалуй, не хватает. Все-таки, несмотря на популярность электронных носителей, бумажная книга – это некое вещественное доказательство твоего существования как творческой единицы. А еще их можно подписывать!

FuzxQQutgys
Поэтический слэм «Монохромная весна». Фото А. Пантелеева

В нашем мире все так непостоянно. Как вы думаете, поэзия в вашей жизни навсегда или, по крайней мере, надолго?
Сложно сказать. Поэзия – дело молодое. На литературном фестивале «Мцыри» ограничение 27 лет: в этом возрасте Лермонтов умер. И, если к 28 годам надо либо умирать, либо завязывать, я для поэта уже безнадежно стара. А если серьезно, то действительно ведь, многие пишут стихи в молодости, а потом перестают, переходят на прозу. Или начинают делать это заметно хуже. Так что не знаю, пока пишется, буду писать, а там видно будет.

«…Просто, вот, например, когда пишешь стихотворение,
Строчку за строчкой, по четверостишиям,
Ты наблюдаешь процесс весь его сотворения,
Потом, может быть, вычеркиваешь что-то лишнее,
Вычеркнешь, что не нравится, переписываешь заново…
Но с чудесами гораздо сложней потому,
Что создаются они на совсем иных планах,
Глазу не видимых и не понятных уму.
А позже вспомнишь какую-то ситуацию,
Решишь, было то и не чудо вовсе, —
Стечение обстоятельств, химическая реакция,
Надо глупости эти бросить,
Чудес не бывает, и не было прежде.
К тому ж, я не Гарри Поттер,
И даже не Гермиона Грейнджер,
Всё это выдумал кто-то…
Но чудеса, тем не менее, вновь случаются,
Неожиданно, даже если творишь их сам.
Да и какая, в сущности, разница,
Откуда берутся они, эти чудеса?»

(«Чудеса», отрывок)

 

0 0 0 0 0

Вконтакте
facebook