Severed Seconds: исключение из правил

Опубликовано 24 марта 2014 в 12:40
0 0 0 0 0

Практически каждый день в нашей столице появляются новые музыкальные группы. Создается ощущение, что где-то под Уфой существует конвейер по производству музыкальных банд. Среди всего серого и банального, крайне редко выстреливает что-то достойное. Группа “Severed Seconds” уникальна в своем роде. Они пришли в музыкальную индустрию, чтобы снова вернуть любовь уфимцев к музыке. Ребята решили отойти от стереотипов, прикупив пару эксклюзивных восьмиструнных гитар. The Ufa Room решил пообщаться с участниками группы “Severed Seconds” — Юлдашом и Леонидом.

DSC_2813
Почему Severed Seconds?

Юлдаш: Очень старая история, абсолютно неинтересная. Мы очень долго не могли придумать название группы, поэтому придумали вот такую фигню. Конечно, в названии есть сакральный смысл, но даже я его не понимаю.

В каком стиле вы играете?

Юлдаш: К сожалению, мы играем дэткор, но стремимся к сладжу. Несколько лет назад, играть дэткор было модно. Все молодые парни пытались его играть, у кого-то даже получалось, а сейчас это направление утратило свою популярность. Мы пытаемся играть сладж, метал, рок-н-ролл, но у нас это совсем не получается.

Дэткор — направление экстремального метала, представляющее собой слияние дэт-метала с металкором и/или хардкором. В дэткоре часто используются риффы и бласт-биты из дэт-метала и брейкдауны (замедления) из хардкора. Больше всего, дэткор распространён на юго-западе США, особенно в Аризоне и Южной Калифорнии (больше всего в долине Коачелла). В этих местах появилось множество известных групп, а также проводятся различные фестивали.

Сладж-метал (англ. sludge metal) — музыкальный жанр, находящийся на стыке дум-метала и хардкор-панка; разновидность панк-метала. Зародился на юге США в начале 1990-х, не без влияния возрождавшегося тогда сатерн-рока. Для жанра характерно тяжёлое, агрессивное звучание, «кричащий» хардкоровый вокал и резко контрастирующие темпы.

Какие еще уфимские группы играют в таком стиле?

Юлдаш: Например, очень популярная группа Dream Scream.

Вы предпочитаете играть авторские песни или каверы?

Юлдаш: Мы играем только авторские песни. Я очень плохо отношусь к музыкантам, играющим каверы. Если ты пишешь свою музыку, зачем тебе нужно перепевать другую? Я понимаю, что некоторые пытаются этим деньги заработать, но стоит ли оно того? Такую группу можно заменить автомагнитолой или диском.
Леонид: Однажды у нас была задумка сделать кавер, но из-за нехватки времени мы бросили это дело. У нас есть куча своих авторских задумок, которые нужно реализовывать.

Вы существуете уже 5 лет. За это время успели появиться поклонники вашего творчества?

Леонид: Их не так много, но они есть. В последнее время мы подумали, что нужно двигаться дальше, поэтому решили выпустить первый альбом, записать сингл и снять клип. Скоро займемся работой над вторым альбом.

Какую музыку вы слушаете, помимо той, которой исполняете?

Юлдаш: Я по работе вынужден слушать столько всего, что приходя домой, стараюсь ничего не слушать. Последнее, что я проигрывал, был стебный рэп. А вообще, у меня целый год не было дома колонок и наушников.
Леонид: У меня нет времени слушать музыку. Когда я прихожу домой, то включаю только телевизор. Иногда я добавляю пару прикольных треков в свои аудиозаписи “Вконтакте”, но прослушиваю их не часто.

Вы собираетесь выйти на всероссийский или международный уровень?

Леонид: Начнем с того, что выйти на международный уровень практически невозможно. За исключением некоторых банд. Насчет всероссийского уровня пока не знаем, как карта ляжет. Если это произойдет, то ты не увидишь афиш и таблоидов, потому что зачастую у таких групп как мы, формируется своя определенная аудитория, которая поместится в простом клубе.

Как вы относитесь к совместным работам с другими группами?

Юлдаш: Мы можем объединиться с нашими друзьями-музыкантами в рамках концерта. Иногда мы с ними работаем. На первом альбоме была песня, для исполнения которой мы позвали разных уфимских вокалистов.

Как вы оцениваете музыкальную индустрию в Уфе?

Юлдаш: В последние годы я работаю на студии звукозаписи. Это позволяет мне быть в курсе многих событий, связанных с уфимской музыкой. Когда я был в подростковом возрасте, я мечтал быть рок-звездой и собирать стадионы. Сегодняшние молодые ребята в возрасте 15-16 лет мечтают стать известными благодаря каверам на песни Muse и Radiohead. И будет очень круто, если они будут играть их на сцене Rock’s Cafe. Не знаю, почему так произошло, либо это навязано самими заведениями, либо они берут примеры с остальных уфимских групп.
Леонид: Самое крутое, что может быть для музыканта, это когда люди встают из-за столов и подходят к сцене, чтобы поддержать тебя. Сколько бы мы не играли в том же самом Rock’s Cafe, возле сцены всегда стоит очень мало народа, все в основном сидят за столиками.

Что вас не устраивает в современной сцене?

Юлдаш: Я очень не люблю современную метал-сцену за то, что каждая группа пытается путем засорения информационного пространства навязать себя слушателю. Любая уважающая себя группа выпустит альбом, где будут 15 песен. Но есть и те, кто выпускают песни через каждые три дня, чтобы постоянно быть на виду. Допустим, ты выпустил сингл на этой неделе. Бац и ты уже в ленте! Людям интересно, они заходят, слушают, а потом все это идет на спад. Тогда нужно выпустить еще один трек, чтобы снова о тебе начали говорить. Фишка состоит в том, что они не пытаются сделать свою музыку интереснее, они пытаются сделать музыку такой, какой она была до этого.
Леонид: Я часто замечаю, как разные группы выкладывают свои ежедневные и ежечасные фото и видео в социальные сети. С помощью информационной атаки они пытаются навязать себя. Нормального человека начнет тошнить от того, что он должен постоянно видеть эти смазливые фоточки в ленте.

Вышел новый закон о том, что подростки до 18 лет не могут посещать мероприятия, которые закончатся позже 11 часов ночи. В связи с этим, многие артисты лишились больше половины своей аудитории на концертах. Успели ли вы столкнуться с этой проблемой?

Леонид: В октябре у нас был концерт в “Drive bar”. Четыре группы собрались, чтобы организовать это мероприятие. Неожиданно для нас в тот день пришло много народу, зал был полным и многие люди стояли на улице. В зале стояли те, кто был постарше. Если бы мы знали, то нашли бы зал побольше и начали бы концерт пораньше.

Как часто вы выступаете?

Юлдаш: В прошлом году мы выступали раз в месяц. А вообще, я считаю, что нам не нужно много выступать. Народ не будет ходить два раза в месяц на твой концерт. Приглашения есть, но они все на бесплатной основе.
Леонид: Ты тратишь свои деньги на транспорт, питание и проживание, чтобы оставить часть своей энергетики людям в другом городе. После этого в твою группу в “Вконтакте” добавится пару человек, и ты останешься довольным. Но хотелось бы, чтобы организаторы оплачивали транспорт.

Думаете ли вы зарабатывать деньги на музыке?

Юлдаш: Мы давно этим занимаемся. Дело в том, что на музыке невозможно заработать на питание и проживание своей семьи. Это ни у кого не получается, не считая Софии Ротару и Иосифа Кобзона. Остальные музыканты, помимо музыки, работают на основных работах, где-то еще. Есть хорошее документальное кино про американскую группу Car Bomb. Несмотря на то, что это андеграундная банда, своего рода пионеры жанра, они не так часто ездят на гастроли. Когда у них намечается тур, они увольняются со своей работы и начинают ездить по городам. В итоге они ломают автобус, убивают печень, устраивают тусовки, а когда приезжают с гастролей, менеджер подсчитывает их убытки. А вообще, музыка сейчас обесценивается. Кто-нибудь покупает песни в ITunes или диски? Я нет. Хотя понимаю, что лишаю музыканта определенного дохода. Сейчас часто разоряются студии звукозаписи.
Леонид: Если музыка сможет какой-то приносить доход, то конечно да. Например, возьмем группу Lumen, у них есть свой штат сотрудников и зарегистрированная фирма. Это говорит о том, что они полностью отдаются именно музыкальной карьере.

Вы единственная команда в Башкирии, которая играет на восьмиструнной гитаре. В чем ее особенность?

Юлдаш: К гитаре добавляются две басовые струны. Многие спрашивают, зачем нам такая гитара, ведь мы не используем даже 10% возможностей данного инструмента. Мы просто ищем новые идеи, которые смогли бы реализовать.
Леонид: В нашем городе нет таких гитар. Мы их заказывали из Америки

DSC_2873

Пальцы не устают?

Леонид: Да, очень устают. У меня очень маленькие пальцы, они не достают даже до грифа. Мне приходится помогать рукой. Сама гитара весит около 8 килограмм, что добавляет сложности.

Расскажите о своем новом сингле и клипе, который вышел 1 марта.

Юлдаш: Было много идей, мы рассматривали разные варианты. За съемки клипа взялся Лёня.
Леонид: Я решил снять клип, в котором бы прослеживался определенный сюжет. Мы сами не появлялись в картинке. Я связался со своим старым товарищем, который вернулся из армии, и пригласил сняться в клипе. Главный герой проживает один и тот же день всю жизнь. Это напоминает “день сурка”. Человек понимает, что у него всё идет по кругу, он пытается с этим что-то сделать, но у него ничего не получается. Герой решает покончить жизнь самоубийством. В итоге он снова просыпается и проживает жизнь заново.

Какие у вас планы на предстоящий год?

Юлдаш: Надо выпустить второй альбом. Накопилось очень много материала, которым хотелось бы поделиться.
Леонид: Мы очень надеемся, что уфимцы проснутся, поднимут свои пятые точки и начнут посещать концерты наших музыкальных групп! Я считаю, что рок нужно поддерживать. Где рождается спрос, там и рождается предложение. Мы приложим все усилия, чтобы вернуть прежнюю популярность рок музыки в Уфе!

0 0 0 0 0

24 марта 2014
28 марта 2014
Вконтакте
facebook