«Секс — табу». Уфимский стриптизер о своей работе



Раздеваться красиво умеют не все. Для многих мужчин вершина мастерства — это просто вовремя стянуть с себя носки. Но для избранных —это искусство. Руслан Таштимиров — успешный стриптизер из Уфы, который одинаково хорошо избавляется не только от одежды, но и от стереотипов о своей профессии. Он рассказал нам о том, почему считает свою работу идеальной, для чего нужно оставаться в душе поэтом и почему девушки не хотят крутить с танцовщиками.

JeUPcJF-MlY
Я никогда не думал, что однажды буду работать в клубе танцором, да еще и получать за это нормальные деньги. Все произошло случайно. Оказался в нужное время в нужном месте. Другу нужна была подтанцовка, точнее поддержка — он был вокалистом – ну и я поддержал его. После чего меня похвалили и сказали — «У тебя неплохо получается, продолжай это дело». Так появилось первое вдохновление.

Я  пошел в клуб устраиваться на мужской гоу-гоу. Но меня не брали ни в один клуб. Я проходил кастинг по три раза в каждом клубе. Мне предложили поучаствовать в конкурсе новичков-стриптизеров – я согласился и занял первое место. После чего год не танцевал. А друг, который был вокалистом, стал танцором. В отличии от меня у него сразу все получилось — и он устроил меня работать только за чаевые, без зарплаты. Так продолжалось 5 месяцев. Как только я стал в себе уверен, опять поехал по всем клубам и саунам, и везде где только можно предлагал себя вживую.

Мне говорили «Приезжайте на в 3 часа ночи, мы посмотрим». И я ехал. Если им нравилось, то я и получал 500 рублей сейчас моя ставка 2000. И по кастингам я уж не езжу, я сложившийся профессиональный артист.

Танцевать для народа — это было некое возвышение, я чувствовал себя избранным. Представьте, пять стриптизеров на весь большущий город-миллионник. Когда только начиналось, я был зазнавшийся и нос по ветру — но только упав, вставая на ноги, понимаешь, что ты все же смертный.

Секс — табу. Да, предложения поступали и не раз, но это было раньше, сейчас уже нет. Либо я был моложе и красивей, либо народ был более дикий, либо люди лучше жили.

Бывало, некоторые фанатели настолько, что готовы были платить за искусственное оплодотворение по 100 тысяч. Предлагали и 500 тысяч, но это были уже не женщины. Иногда звали  уехать в различные страны. Но работа — это творческое состояние души, а не погоня за деньгами.

ae2TAyy-HSk
Работа стриптизером в первую очередь идеальна с точки зрения графика. Я трачу то время, которое мне удобно: днем — спать, ночью — работать. Ну и конечно же приятно видеть восхищение, улыбки, признание, чувствовать себя частью ночной жизни, знать, что ты в теме.
В первый раз публично раздеться страшно. Но это новый наркотик — вырабатывается либо адреналин, когда появляется чувство возбуждения, страха и самосохранение, либо норадреналин — где страх питает и раскрывает тебя еще сильнее, где голова работает лучше и ты от этого восторге. Но без 50 грамулек было тяжеловато! (Смеется) Раз пять я точно себя «подпитывал», пока не понял, что это — мое.
В нашей работе только мы сами себе голова. За что не возьмись — костюмы, номера, музыка — это все наша фантазия.

 

Стриптиз — это не только красивое тело, милое лицо — это всегда творчество. В душе ты должен быть и романтиком, и поэтом, и мыслителем.

 

Мужской стриптиз от женского по сути своей не отличается. Кровь в клиентах-девушках и мужчинах одна, только психология различна. Мужчины более смелые клиенты и желания у них разнообразнее, они напористее. Эта психология присуща и нам в танце, мы смелее девушек-стриптизерш.  Но это тоже вопрос спорный, потому что эту смелость танцовщица легко может компенсировать профессионализмом.

6gIQhKLjyzM

Мысль бросить работу никогда не посещалаЕсли бы Господь спустился и спросил чего я хочу, мой ответ был бы таков — жить вечно молодым, и быть в ритме танца.
Выходишь на сцену, танцуешь свой любимый номер, который ты уже исполнял сотни раз в сотни разных мест, а  взгляд людей везде разный. Все зависит от класса людей — кто-то любуется тобой как Аполлоном, а кто-то просто смотрит и не понимает, что это вообще происходит перед ней. Попробуйте умножить 13 на 8 в уме, и пусть вас в этот момент кто-то сфотографирует — вот с таким лицом порой сидят женщин, и когда видишь это со сцены, становится смешно.
Как близкие относятся к моей работе? Близких нет, я одинокий волк — живу сам по себе, никому не принадлежу. Как аскет, только не ушел в природу, а ушел от создателей, которые меня породили, — я был всегда непослушным и трудным ребенком.
О своей работе людям я рассказываю по-разному. Но говорю о ней не всегда. Моя работа специфическая. Где-то мое признание может пойти на пользу, ну а где-то лучше промолчать. (Смеется). Например, остановил работник ДПС, говоришь — мужик, я тороплюсь на заказ, — и они милосердно отпускают. Но в баре это луче не кричать, если ты оказался там случайно .

Стриптизер — это как черное метка. Девушки сразу думают, что у тебя много поклонниц, которые на тебя вешаются и которых ты меняешь каждый час. Но это не правда.

Из-за этих стереотипов на девичниках, к примеру, боятся знакомятся — никто не хочет быть якобы «очередной». Работа такая, что отношения буду играть против тебя самого. Дело тут не в ревности, а в том, что для стриптизера важно, чтобы каждый думал, будто может получить тебя. Нужно оставаться желанным. Если у меня появится девушка, то я перестану быть желанным для другой, а значит меня не закажут. Должна оставаться интрига и ощущение того, что я —  доступен. И да! Мне это нравится.



в центре внимания Вернуться на главную

цитата дня «Я первый раз слышу эту информацию, она не соответствует действительности. Это обычные вбросы и слухи. Могу заявить, что никакого контракта с «Салаватом Юлаевым» Александр Радулов не подписывал»
Леонид Вайсфельд, генеральный менеджер «Салавата Юлаева»
цифра дня 1.29 млрд рублей потратят на ремонт дорог в республике