Город

Секс по пятницам — Мальчик-слон

Опубликовано 12 сентября 2014 в 19:18
0 0 0 0 0

Часть 1

Мой дядя, как я помню из детства, имел излюбленную поговорку — любому, кто проявлял неосторожность обидеться на его колкие замечания, он непременно отвечал: «Ну так набери в рот говна и плюнь в меня!» Силу этой мысли я постигла лишь недавно, когда раскопки человеческого подсознания привели меня к одному из самых странных персонажей моих историй. Однако не подумайте, что я собираюсь раскрыть вам анальные глубины копрофилии, в данном случае разговор об экскрементах носит исключительно метафорический характер.

Севастьян, 27 лет. Начищенный, отполированный до блеска и покрашенный золотой красочкой живой человек.

Впрочем, сомнения в его «живости» все же возникали, шальная мысль «А не биоробот ли?» пару раз просвистела у ветреной девичьей головы, но была забыта в ту секунду, когда девица с удивлением и теплотой заметила мурашки на его коже. В это время он слушал, как я декламирую стихи в небольшой компании знакомых и друзей, где и состоялась наша первая встреча.

Если вы читали первый выпуск «Секса по пятницам», то уже знаете, что кроме дядиных шуточек, в детстве я интересовалась книжками про уродства. Помимо маминых врачебных, у меня была еще одна — художественная, но вроде как основанная на реальных событиях тех времен, когда медицина еще не шагнула так далеко в распознавании генетических аномалий. Книжка называлась «Странные люди». Там были чудесные истории про девочку-обезьяну, человека с двумя лицами и чуваков, которые преспокойно жили, изредка жалуясь на головную боль. А потом при обследовании обнаруживалось, что болеть там нечему, ибо вместо мозгов у них была вода. Впрочем, вы таких, наверное, и сами встречали немало. Но любимым моим рассказом в книге был «Мальчик-слон».

Пожалуй, самым страшным уродом среди известных уродов было трагическое существо, известное под именем мальчик-слон и родившееся у бедняков-родителей, которые, чтобы избавиться от него, продали ребенка заезжему балаганщику.

Все «золотые» мальчики, как известно, похожи на шоколадных зайцев. Внутри у них либо пусто, либо мальчик-слон. Не увидь я те пресловутые мурашки, Севой я бы не заинтересовалась. Но они давали мне шанс, наконец, раскопать главного монстра жизни под гладкими внешними оболочками. Однако на тот момент я уже была крайне заинтересована совершенно другим товарищем, причем из той самой общей компании. И общение с Севастьяном началось именно на этой почве. Мы не то чтобы дружили, но периодически разговаривали в непринужденной манере. Порой он давал мне советы по моей ситуации, но все они непременно приводили к обсуждениям нас самих. Мы делились друг с другом реалиями жизни и некоторыми сокровенными мыслями, хотя я всегда оставляла немалый шанс на то, что даже эти разговоры — лишь часть Севиного образа.

Доктора привели почти в пустую комнату, где в углу на куче тряпья лежал
пациент. Стянув с него одеяло, светоч медицины, по словам очевидцев, зашатался от представшего его глазам зрелища.

1

Образ жизни Севастьяна тоже был весьма примечателен. До сих пор не знаю, кем он на самом деле работал, в глубине души я всегда надеялась, что шпионом. Но официально он ничего ясного сообщить о своей должности не мог, лишь общие слова. По факту же — в Уфе он обычно находился в отпуске или на неком свободном графике, но это были небольшие перерывы между его основной деятельностью — поездками в страну восходящего солнца. Из Токио он регулярно привозил сувенирчики и любовь к извращениям во всем, начиная от приготовления пищи и заканчивая, конечно же, сексуальными отношениями. С японками он почему-то в эти отношения вступать не стремился, объясняя это банальным «не нравятся» или «времени нет». Хотя, пожалуй, это был первый звоночек его глубинных проблем — в какой-то момент я заметила, что он слишком часто акцентировал внимание на определенной внешности, характерной для какой-либо национальности или расы, хотя при прямых вопросах всячески это отрицал. Это не помешало ему завести несколько альбомов с однотипными фотографиями девушек, объединенных выбеленной кожей, легкими веснушками и серо-голубыми глазами.

Спустя лишь около года, когда в моей личной жизни образовался явный просвет, наши отношения стали двигаться к чему-то большему. С одной стороны, я уже догадывалась о том, что могу увидеть внутри, с другой — никакие описания не способны заменить взгляда собственных глаз. Тот самый товарищ из компании к тому времени давно канул в Лету, но успел напеть Севе про мои постельные таланты. Вероятно, это и послужило главным толчком к появлению мальчика-слона на сцене во всей красе. Однако он не ждал благосклонности балаганщика или внимания врача, он хотел руководить процессом сам.

Мясистый отросток свисал у него со лба наподобие хобота слона. Губчатый нарост покрывал шею. Волосяной покров совершенно отсутствовал. На лбу один глаз. Над верхней челюстью нависал, выпячиваясь, костный нарост. Нос отсутствовал. По всему телу складками свисала сморщенная кожа. Правая рука напоминала плавник. Из-за опухлости ступней он не мог ходить, разве что еле передвигался, шаркая ногами. Вдобавок ко всему его уронили, когда он был грудным младенцем, поэтому позвоночник его искривился.

Сева подкатил ко мне довольно прямо, а это меня всегда разочаровывает. Пару раз безуспешно попытавшись пригласить себя ко мне на чай, он не выдержал, и стал напрямую рассказывать истории, как все это время он мечтал постигнуть мои глубины во всех возможных ракурсах. Но что-то все время мешало. А теперь Сева тоже увидел просвет и уникальный шанс слиться в едином экстазе, потому что он, наконец, встретил женщину, которая любит секс так же, как и он. Кажется, он перепробовал все способы онанимов, даже решился прислать мне член, правда в своем стиле, никаких, как вы понимаете, неэстетичных моментов тут быть просто не могло, фотография показывала одновременно все и ничего, потому что формально половой орган прикрывали предметы одежды. При этом ясно виднелось, что хобот реально был неслабый, мне даже стало немного страшно.

— Зачем тебе вскрывать очередного онанима? Ты их и так уже навидалась.
— О, это не онаним. В деталях кроется вся суть и огромная разность. Если бы ты видела эти фото — их можно использовать для рекламы, только марку подписать — и готово. Не удивлюсь, если он и гондоны в цвет трусам подбирает.

После такой искренности, учитывая, что она по-прежнему ровным счетом ничего не выдавала о состоянии Севиного нутра, а продолжала дополнять картинку тщательно подобранными аксессуарами, с тяжелым сердцем, полным сомнений, я все же решилась сообщить Севастьяну, как жестоко он ошибся на мой счет.

«Сева, дорогой», — сказала я, — «При всей моей любви и возвышенному отношению к процессу, я не могу считать его самоцелью. В общем, извини, но мне скучно, а когда мне скучно, когда нет игры — я не возбуждаюсь». И отрезала Севу вместе с хоботом от дальнейших попыток меня поиметь. Так я думала, но Севастьян не сдался. Даже этим фактом он упорно пытался доказать какую-то нашу схожесть. Теперь мне страшно предположить, что это могло хоть на секунду быть правдой. Все-таки даже самая жуткая моя сущность в виде самки богомола выглядит куда симпатичнее, чем мальчик-слон. Но тогда я восприняла продолжение его активности знаком свыше в разрешении мучившей меня проблемы — пожертвовать собой ради эксперимента и, несмотря ни на что, вступить в извращенную половую связь со слоном, или оставить сей бутон нераскрытым, чтобы не дай бог потом не пришлось следовать дядиному совету с полным счастья ртом… Короче, я решила попробовать.

Доктор Тривз взял мальчика к себе в дом, окружил его заботой и наблюдал за ним с профессиональной точки зрения.

1234

С неделю Сева написывал мне ежедневно, предлагая встречи. Каждый день старательно начищал свои ботиночки, укладывал в аккуратную прическу волосики на голове и до блеска брил яйца. Но жестокосердный беспристрастный доктор был нечуток, завален работой и делами, устал и резок. В общем, Севастьяну я изо дня в день отказывала, предлагая перенести медосмотр на выходные. Однако, будучи так занята, я упустила несколько важных моментов — не заметила, насколько остро порой реагировал Сева на мои слова. Кажется, он воспринимал их как динамо. Тем не менее, мы все же договорились о встрече с вином, кином и домином.

На деле это, по моему плану, должно было означать безудержную страсть с порога. И вечером пятницы я была во всеоружии. Зная его эстетические задвиги, встречать Севастьяна обнаженной полностью и мысли не приходило. Отлично подошел комбез, который прикрывал основные прелести тела, но снять его можно было с легкостью одним движением. Аромалампа, приглушенный свет, моя уникальная светодиодная люстра, которую с радостью отхватили бы в массажном салоне — все покоилось в чутком ожидании откровения. Но откровение не пришло. Вечерний выпуск местной газеты «Зеленая роща лайф» пестрел ужасающими заголовками: «Слон заблудился в трех соснах», «Айболит уволен с позором», «По улицам Южного бродит опасное животное»…

Когда Севастьян не явился в назначенное время, я собрала всю волю из нижней чакры в кулак, и набрала его номер. Абонент оказался недоступен во всех возможных смыслах. Предположить, что Сева решил отказаться от секса со мной, я логично считала невозможным. Слишком много усилий, чтобы получить сомнительное удовлетворение, ведь, несмотря на подготовку, в остальном я по-прежнему не испытывала к Савастьяну ничего, кроме экспериментального любопытства, и потому его неприход меня внутренне нисколько не задел. Это было все равно, что не попробовать какой-нибудь редкий фрукт. Смешанное чувство легкого огорчения и радости, что не придется рисковать здоровьем. Потому я с удовольствием насладилась вечером в одиночестве, приняв горячую ванну с маслами и излюбленной фантазией с участием пары мужиков, облизывающих мне пальцы.

Да, наша королева!» — преклонялся к моим ногам брутальный принц. «Этот холоп не стоит и твоего мизинца!» — вторил ему второй, устремляя свои лобзания все выше, и выше, и выше…

Спустя несколько часов, когда я уже засыпала в теплой постельке, почти забыв о существовании Севы, ситуация получила неожиданный поворот, почти по книжке Чуковского. Пришло сообщение, от которого все внутри меня вновь потеплело, на лице нарисовалась хитрая ухмылка, а в глазах заблестел азарт. Стало ясно, что все рассказанное мной до было лишь предысторией, а история начиналась тогда, когда я впервые в жизни обнаружила, что пропустила стартовый свисток. Игра, которой мне так не хватало, уже вовсю шла, а я только сейчас об этом узнала.


 

* В следующей серии — возвращение джедая, срыв покровов, истинный хобот слона и многое другое.
*Иллюстрации автора

0 0 0 0 0

Вконтакте
facebook