Владимир
Владимир 04.03.2016

«Родительская любовь не зависит от сексуальной ориентации ребенка». Разговор с мамой гея



Нина Ивановна Созаева, руководитель Родительского клуба в сети ЛГБТ в России, активист и мама гея. Сегодня она рассказала редакции TUR о своем опыте и о том, как она помогает другим родителям и их детям справляться с важным периодом признания.

58bea129416753.55f1c612c484b

Родители начинают искать то, в каких моментах они упустили своего ребенка, винить себя. Родитель и сам проходит все этапы принятия себя, а это непросто. Организовав клуб, мы думали, что будем друг другу помогать и поддерживать в том плане, что раз уж такая ситуация сложилась и мы справились, то можем помочь другим. Мы ведь анализировали то, с помощью чего мы справились, что нам помогло, и хотели помогать родителям.

Но получилось так, что, в основном, приходят ребята, которые говорят: «Как же здорово, что есть такие родители, мы хотим посмотреть на вас живьем».

Приходят, задают вопросы, спрашивают совета о том, как подготовить родителей, как лучше сделать каминг-аут (по-другому, выход или признание перед лицом общественности в гомосексуальной ориентации). Очень хотят, чтобы родители их приняли и обняли, сказали «ура, сынок или дочка, все путем, я тебя понимаю». Но, как показывает практика, так не бывает. Нет рецепта, не даем мы советов, все индивидуально. Как каждый человек уникален, и рецепт будет на каждого свой. Тем более, что знать своих родителей может только сам ребенок, и больше никто другой.

Те истории, которые ребята озвучивают, которые мы озвучиваем, иногда бывают похожими. Обычно приходят на встречу две-три мамы и ребята и мы можем сказать, что такая история где-то похожа на ту или иную, но абсолютно одинаковых жизней нет. И все больше наши беседы сводятся к тому, что поставить перед фактом — не самое главное. Необходимо заранее продумать то, куда эта новость родителя может привести.

Мы собираемся в клубе и общаемся уже 5 лет; отмечаем годовщины образования клуба родителей, выходим на улицу, участвуем в проектах поддержки ЛГБТ, в том числе, в кинофестивалях. В 2011 году проходил третий фестиваль «Бок о бок», и уже в том далеком одиннадцатом году у нас были героические мамы, которые вышли 17 мая на радужный флешмоб с плакатами в поддержку своих детей (этот день отмечается в связи с тем, что 17 мая 1990 года гомосексуальность была исключена из Международной классификации болезней — Прим. ред.).

Тогда первый плакат, который мы написали, звучал так: «Наши дети имеют право на счастье». С тех пор традиция выхода на такие флешмобы сохраняется. Всем, кто нас видел на мероприятии, мы заявляли, что независимо от ориентации наших детей мы все равно продолжаем их любить.

Мне часто задают вопрос о том, скрывала ли я от своих знакомых, коллег. Я уже на пенсии, поэтому с этим все спокойно; родственники знают все. Мне было самой интересно как отреагируют подруги, я звонила и спрашивала подругу: «Скажи, если ты узнаешь, что мой сын — гей, сможем ли мы остаться подругами и дальше, какова будет твоя позиция после стольких лет дружбы?». В итоге я поняла, что от близких негатива нет, и я это очень ценю.

Сейчас сыну 36 лет, сказал он мне уже давно  — более пяти лет назад. Но я поняла, что ему очень нужна моя поддержка. И мне его. Ведь на то, чтобы понять свою сексуальность и отношения, порой уходит много лет. Родителю также нужно много времени, чтобы прожить с этой новостью свою жизнь заново.

С момента, когда ребенок открывает себя в плане нетрадиционных сексуальных установок, начинается долгий путь: теперь уже родительский.

Представьте, жил-был родитель, а теперь вдруг он понимает, что как прежде уже не будет и ему необходимо время на то, чтобы принять себя в новой роли — роли родителя гея или лесбиянки. С чего начинать родителю? С поиска людей, которые дадут ему информацию. Все, что транслируется центральными каналами — вести негативного толка.  Получается, что родитель должен выбирать между общественным мнением и своим восприятием сына или дочери. Наш родительский клуб именно для этого и создавался — чтобы была возможность делиться информацией и поддерживать друг друга, учиться понимать своих детей, узнавать их заново.

Несмотря на то, что у меня не было неприятия своего сына, ненависти или негатива, я оказалась наедине со своими мыслями. Мой сын со мной много разговаривал, я могла задать ему любой вопрос. Но в то же время я не понимала как задать этот вопрос. Порой я не знала как называть то или иное явление. Бывало, что он подходил ко мне и по моим глазам понимал, что я хочу что-то узнать и сам предлагал мне поговорить. Но даже тогда было не просто подобрать слова, так как я не знала, как что называется и в каком ключе это обсуждать. Многие родители не только не готовы к таким новостям, но и совершенно не знают, как реагировать.

Какая реакция может быть правильной на сообщение сына «мама, я гей»? Да нет такой на самом деле!

Нет правильного и неправильного, есть вы и ваш ребенок. Да, конечно, это порицается в нашем обществе и в средствах массовой информации. Но это где-то там, а мой сын здесь, передо мной. Ближе него у меня никого нет. Как я могу его осуждать? Ведь мы же любим их всецело, когда они маленькие, любим их подрастающих и будем любить независимо от сексуальной ориентации.

Наши дети говорят: «Меня приняла моя мама, кто посмеет меня осудить?». И это самое важное. За этим и приходят ребята к нам в клуб, чтобы получить эту поддержку и подготовиться к разговору с родителем.

Перед тем как идти к родителю с подобным разговором, нужно, конечно же, убедиться в том, что ты сам в этом уверен, подобрать слова и факты. Могут помочь примеры с известными людьми. В условиях негативной трактовки ЛГБТ в России мать или отец могут увидеть в этой ситуации только отрицательные стороны. Вы же должны показать, что являетесь личностью. В первую очередь, чтобы у вас были аргументы. И не стоит отпускать родителя одного в это нелегкое путешествие, на одном из этапов ему понадобится ваша помощь.

Ведь каждый родитель, узнав и убедившись, что его ребенок гей, проходит несколько стадий принятия самого этого факта: это и шок, отрицание, агрессия и паника, депрессия и бессилие.

Один из этапов, когда родитель пытается договориться с ребенком или убедить его в обратном — некие торги. Это когда мама, например, сначала достаточно легко восприняла новость, оставаясь в шоковом состоянии, а потом нет-нет, да спросит «может быть, ты все таки женишься», обладая всей информацией. Порой это гораздо тяжелее и для ребенка, и для мамы, оставляющей себе надежду, чем весьма эмоциональная реакция в самом начале пути.

В нашем родительском клубе сейчас состоят 10 мам, многие приходят на какое-то время, решают свои вопросы и двигаются дальше. Есть и папы, но их мало, как правило, они приходят послушать нас, но почти никогда не выходят с нами на улицу с плакатами. В полных семьях между супругами может возникнуть серьезный конфликт относительно того, кто виноват в том, что их ребенок оказался таким. Для нас, как и для наших детей важно, чтобы мы поддерживали друг друга.

Отдельно хочу подчеркнуть, что ничьей вины нет и не нужно оставаться с этим один на один.

Вы всегда можете связаться с нами, мы для этого работаем и придти к нам на встречу, написать письмо. Иногда мы делаем выездные мероприятия, рассказывая в разных городах ребятам о нашем опыте мам и общей задаче защищать и любить друг друга.

Беседу вела Инайя Едренкина, связаться с Родительским клубом Нины Созаевой можно через сайт www.comingoutspb.com



в центре внимания Вернуться на главную

видео дня Дерево упало на женщину
ГТРК Башкортостан
цитата дня «Уфа — это клуб Премьер-Лиги, и меня порадовало, что она заинтересовалась мной. О Гончаренко слышал только положительные отзывы. Впечатления от нового клуба положительные, коллектив хороший, ребята позитивные»
Андрей Батютин, новый футболист ФК "Уфа"