Поэт, брат, физик. Иван Фефелов в Уфе

Опубликовано 13 мая 2014 в 13:39
0 0 0 0 0

Иван Фефелов выходит на сцену и произносит: «Дорогие друзья, небольшое объявление — мы начинаем через 15 минут». А затем, вновь поднимаясь, представляется стихотворением:

Мой поезд глотает рельс железо,
Воздух иссечен самолетами бумажными.
Пути ведут от сердца сердцу.
От моего — к вашим.
В степную пыль или в море,
Холодное как украинский студень,
В какой бы не несло меня город —
Помню, ждут меня
Любимые люди.

Иван уже посетил 5 городов и приехал к нам не столько из столицы, сколько из недалекой Самары. 11 стихотворений, он решился прочесть в 11 городах, за 11 дней. Такой порыв.

DSC_5091

На деле Фефелов познакомил нас не только с программой “Кислород”, но и прочел свои предыдущие работы, из сборника стихотворений “Луч”. Это такая небольшая книжечка, и как убеждает автор: как у каждой девушки должно быть маленькое черное платье, у поэта должна быть маленькая черная книга.

Уфимский поэтический клуб “15:31” представил его творчество так:

Только честная позиция, только настоящее чувство, только вера в неизбежность светлого.

В самом начале выступления, вы, наверное, заметили, Иван обратился к зрителям — друзья. Как он объяснил, это некий переход на ты, в плоскость откровений. И ручаемся, в этом не было никакой вульгарности. Мы, как приличные люди, в самом начале знакомства слушали о погоде. А дальше, как всегда, о любви.

Одной из популярных тем была — транспортная. А еще, многие работы Фефелов анонсировал, говоря при этом, что стихи должны сами говорить за себя, и объяснять их не нужно. Но… вот вам два факта: 2 года назад проезд в московском метрополитене стоил 28 рублей, в еще в Москве есть жутко помпезный и пафосный танцевальный клуб “Рай”:

…Мне сегодня, увы, не до смеха,
Ухмылки судьбы нет в мире злей:
Чтобы с джигитом до рая доехать,
Двадцати восьми не хватило рублей…

И мало ему было такого противоречия. Иван Фефелов сказал: «Если когда-нибудь вы придете еще раз на поэтический вечер и какой-то негодяй стоящий перед вами, начнет читать стихи с листочков, смартфонов или планшетов, вытаскивайте заранее заготовленные помидоры из сумок и кидайте в него, стараясь попадать ему в рот, чтобы он заткнулся. Однако. Мы с вами были незнакомы, поэтому я возьму шпаргалку — у вас же нет помидор.»

Хочется, вставить здесь свои две копейки и выразить личное мнение по поводу кислородных стихотворений. Шпаргалка была именно для этого блока и оказался он куда более тяжелым для восприятия, но главное, чувствовалось, что душа автора при написании этих стихов болела куда сильнее.

Я читаю стихи тишине назло,
Осмелев после пятого шота.

Я вонзаю в тебя сталь своих слов,
Чтобы ты, сволочь, чувствовал
Хоть что-то.

Но что тебе чувство?
Удел слабых дур,
За ним пустота, искривлённые губы.

Разве в молочном дыму тёмного клуба
Родятся созвездия литератур?

К сердцу на выстрел не допуская,
Вернись домой.
Сожми, как крест, пульт.

Не думай о стихах — жестокая, звериная стая;
Того и гляди,
Убьют.

На перекуре, а мы все небезгрешны, Иван обмолвился, что если хотя бы одного человека, тронуло услышанное, значит вечер прошел не зря. И ладно бы одного, таких было большинство. И даже критики, которые нарисовались неизвестно откуда, нам хочется думать, выступали именно потому, что не остались равнодушны.

Вообще, в самом начале обсуждения, чувствовалось напряжение, но потихоньку и оно сошло на нет. Поэта интересовало, что происходит с молодой поэзией в городе Уфа. А уфимцев — музыка, которую он предпочитает, возможность заработать на поэзии, его отношение к насилию, Вере Полозковой и еще много всякой ерунды.

Но на этом нужно остановиться по-подробнее, потому что Иван раскрыл часть своего характера, даже в этом незаурядном диалоге с публикой.

Во-первых, будучи физиком или еще Бог знает по каким причинам, он слушает математический рок. Во-вторых, он боится стать тщеславным и остаться одиноким. В третьих, Верочку Полозкову, он называл Вера Николаевна и обмолвился, что не понимает женской поэзии.

Я забавно читаю стихи, я смотрю на текст и ставлю себя на место лирического героя. Но я же не женщина, поэтому я не могу понять женскую поэзию. Какие-то литературные приемы, да. А это нет.

О насилии:

Человек превращается в зверя, когда у него появляется искреннее желание убить. Когда на тебя нападает рама два на два и втыкает в тебя отвертку, а ты ему кадык вырываешь — это самозащита. Но когда ты ходишь по району и ищешь таких рам, чтобы убить — это уже зверство. Желание крови и насилия для меня неприемлемо.

О тусовках:

Я терпеть не могу тусовки. Там кто-то с кем-то общается очень близко, кто-то с кем-то вообще спит, кто-то кому-то готов набить морду — это нормально. Но в Москве все возводится в куб и четвертую степень. И все это похоже на большой клуб целующихся змей.

О литературе:

Неприемлемо делать из искусства дойную корову. Я не зря отучился 5 лет и зарабатываю другими вещами. Поэзия позволяет разложить по полкам мысли, разобраться в себе. Я пишу, чтобы в людях загорался свет, чтобы они перестали заниматься инфантильной ерундой. Я хочу, чтобы у каждого человека было свое дело, в которое он будет влюблен.

О фильме “Географ глобус пропил”:

Костю Хабенского я люблю. А смотря Географа, я ощутил ту самую русскую безысходность, из которой выходят настоящие герои. Там ведь главный герой не учитель и его любовные перипетии, а земля, природа, атмосфера.

О фильме “Облачный атлас”:

У меня шикарное отношение к “Облачному атласу”. Я понял его так: На всех нас, на все человечество есть одна душа и одна жизнь.

Об Уфе:

В вашем городе куча строек, новых зданий, видно, что он живет, что он богатый. Я оцениваю города по 2 факторам: если машины дорогие — значит у города есть деньги. А в Уфе не нужно за этим наблюдать. У вас краны, краны, краны. А второй фактор — это как ни странно, девушки. Потому что они хранительницы домашнего очага. Если они ходят красивые и улыбаются, значит, у них все хорошо. А когда все хорошо у женщины, все хорошо в доме. С этой точки зрения все в Уфе отлично.

О стихотворении:

Два небольших факта, по образованию я физик, и у меня есть младшая сестра. Однажды, был серый дождливый вечер, я шел к ней в гости и у меня в голове кружились физические категории, большие взрывы, космология, физика элементарных частиц и прочая лабуда. В кармане было 50 рублей и стоял моральный выбор. Мне хотелось что-то выпить горячительного: купить либо пиво, либо шоколадку. Дело в том, что всегда, когда я прихожу к сестренке, я дарю ей шоколадку. Я шел и очень сильно мучился, что скоро какие-то экзамены, а я думаю исключительно о полтиннике и черт еще знает о чем. В общем, то выбор был сделан… И сделан вот так:

Вселенной не требовались акушеры,
Но мы усложним.
Нам это важно.
Мы продолжаем жить в пещерах,
Но камень теперь обрёл этажность.

Мы бесконечность разбили в минуты,
Нещадно их тратим.
Денно и нощно.
Мы никогда не поверим в чудо,
Потому что нет ничего
Проще.

Тянет напиться.
Выпить – уж точно,
И поверить идее Большого Взрыва:

Мы ведём начало
Из маленькой точки,
А значит, мы все – родные.

Столица измотана
В хаотичном беге,
И бежать не хочется за ней вдогонку.

Я покупаю на последние деньги
Не пиво, а шоколадку.
Сестрёнке.

Как сказал Фефелов, о любви — это просто. Потому что любовь это только начало.
И тут из зала прозвучала фраза: “По-моему Одесса просто” (о стихе).

Фефелов: “Одесса просто? Попробуйте выразить ту боль, которую испытываете, просто?”

Невозможно это объяснить, но Иван каким-то немыслимым образом втирается в доверие. Вот он снова, утверждает, что терпеть не может политику в литературе и рассказывает про Иосифа Сталина и Украину.

Но главное, что это совсем не коробит, и ты, как близкому другу, прощаешь ему все неточности, ты понимаешь его и чувствуешь — о чем бы не писал этот человек, он это прожил. И эта честность тебя захватывает. Вот он сказал о шахматах, а потом признался, что любит эту старую как мамонты игру. И все бы шутки, но ты веришь ему, потому что он настоящий.

Нельзя не упомянуть, что познакомиться с творчеством этого человека, уфимцы получили возможность благодаря поэтическому клубу “15:31”. И что ребята, зачитали свои работы.

Например, Ренат Рахимов:

Стоптанные кеды брата в рюкзаке.
Не было своего — нам хватало нашего.
Мой сын никогда ни за кем
Ничего не будет донашивать.

рахимов

Или другой автор, который признался, что у него распространена гастрономическая тема. Еда самое ведь важное, от чего нужно плясать, — сказал он. Я, наверное, недоедал просто с детства.

Пирогом по красной роже
Я размазал бы повидло
От того, что день хороший
Пусть в округе всем обидно.
Я один такой хороший,
Я один такой счастливый.
Пирогом по красной роже
Бьют соседки дядю Витю.
Во дворе играют дети
Из песка там лепят тесто,
Пироги тут неуместны.
За столом кричали: «Рыба»
Люди те, кому за сорок.
Потерялся чей кроссовок?
Шутки были тут не к месту —
Пирогом по мне попали.
Санитары отмывали,
Заедали, запивали…
…Медсетричку увидали —
Колпачком так сразу стали.
Удивительна картина
Вот такие пироги.

стих о пирогах

И, наконец, о «Кислороде»:

«Кислород», потому что это самый важный элемент, без него жизнь невозможна, и мы все вместе дышим одним воздухом, ходим по одной земле, но этого единства подчас не замечаем.

DSC_4733

0 0 0 0 0

Вконтакте
facebook