Город

Поэт без усов — поэт без просвета?

Опубликовано 19 мая 2014 в 15:25
0 0 0 0 0

Перед входом в антикафе “Chillout”, где состоялось выступление Поэта без усов, мы услышали такой диалог:

— Я когда сюда в первый раз пришла, я чувствовала радость, это крутое место.
— Сегодня здесь Моргнуов выступает, радость отменяется.

Артем Моргунов — человек скромный и даже закрытый. После каждого стихотворения он произносит тихое: “Спасибо”. И это идет диссонансом к его душевным крикам и манере выступления.

Только узнав о мероприятии, мы задавались вопросом о чем будет вещать Поэт без усов? И что в этой истории одержит победу — негативные эмоции, которые вызывают любовь, или политическая ситуация в стране? Артем ведь известен своей гражданской позицией.

Но любовь, признаемся, победила. Хотя это сложно назвать любовью, ты смотришь на него и думаешь, какой же он несчастный человек, если что не отношения у него, то боль.

Прослушав несколько стихотворений, где-то недалеко произносят:

У него простое представление, посредственные обороты. Я не могу назвать это литературным произведением, вот хип-хопом каким-нибудь это могло бы стать.

И тут не хочется спорить и смотреть на человека с убийственным взглядом. Ведь важнее всего то, что его произведения доходят до цели. Они трогают.

без усов

В его способе подачи, в музыке, сопровождающей его выступление, звучит одинокость. И ты веришь ему, ты на миг подпадаешь под это влияние и вспоминаешь, что тоже один, что все плохо, что никого не спасти.

В своих произведениях он говорит о том, что нам нужна сила, что мы не то лечим, о самоубийстве, сигаретах, алкоголе и наркотиках. О том, что жизнь проходит просто так, и о попытках перестать ненавидеть мир.

Позвонили. Сказали тебя отключают…
Сказали, что ты в отчаянном положении и уже далеко от причала.
Зеркало… Во взгляде потухшем ни тоски не печали.
Вспоминаю венчание, в прошлом июне,
Вспоминаю, как чайки на пирсе кричали, в руке рука.
Романтика.…
Как ночами друг друга читали, мира не замечая.
Как жили, не чая души, этот день вспоминая.
Напрасные крики…
Первые недели без твоих улыбок, без прикосновений.
Первая боль о потерянном времени и ярость в ответ на холод твоей руки.
Ненависть к докторам, лучше бы стал глухим!
Лучше бы вовсе не слышать гранитной уверенности в прогнозах.
Все надеялся на спрятанный козырь,
Что однажды как в драме дешевой вдруг лицо озарит теплый свет.
И снова мы будем счастливы! Но нет…
Ливни хлещут по капюшону,
Все медленнее кровь под кожей,
Позвонили, сказали тебя отключают…
И я отключаюсь тоже.

Он отчитывает блок любовной лирики и скромно спрашивает. “А про политику читать?” И жаждущие, любящие протестующего Поэта без усов говорят, мол, конечно, да. Но он радует их только двумя произведениями: “Травля” и “Владимир Владимирович”.

А после выступления, он садится на ступени и травит байки. И выглядит вполне себе счастливым таким парнем. Он рассказывает, как ходил на поэтические вечера поесть печеньки и пытался не засмеяться над стихотворениями вроде:

Ты как море нежна
Ты как море нежна.
Без преувеличений.
Без пи*дежа.

Я говорит, ведь печеньки их кушал.

без усов

Уфимцы, в свою очередь, спрашивают у него о религии, музыке и прочих штуках. Видимо, действительно интересно…

А он, по-честному отвечает, что он атеист и иногда думает, что религия — это прикольный вариант обманывать себя. Но все же у него с этим не вышло. Видимо, страдание — вариант получше. Это уж, кто знает, подумалось в тот момент. Но пришлось одернуть себя и вспомнить, что это живой человек, настоящий, и он не выглядит таким уж отчаянным в реальности.

Про это мы и спросили у Артема в мини-интервью: “Действительно ли все эмоции, о которых говорилось со сцены, ты испытывал на самом деле. Ведь получается, что ты невообразимо несчастен?”

А: У меня странный взгляд на счастье. Я вообще пришел к мысли, что я постоянно счастлив. Неважно, что происходит — мне плохо, хорошо… Я счастлив.

У: Т.е ты не боишься перестать быть несчастным? Потому что кажется, что в таком случае ты перестанешь писать.

А: Я хочу перестать испытывать негативные эмоции. Но перестать писать, это уж совсем дурачком стать и не заботиться ни о чем, что происходит вокруг. Можно представить, что я найду себе хорошую бабу и у нас все будет как нужно, тогда у меня останется гражданская скорбь. Поэтому лучше написать все и решить все вопросы для себя. Я был бы рад, если так произошло.

Для меня поэзия — это образный ответ на вопросы, которые я себе задаю.

У: А какие у тебя сейчас отношения с нецензурной лексикой в произведениях?

А: Сейчас я мат не использую, потому что нет необходимости. А все произведения с матом были написаны в 17-18 лет и тогда мне реально было не обойтись без него. Я же взрывался.

У: А в России для тебя по прежнему все плохо?

А: Все плохо потому, что в России нет ничего. Вот ты знаешь, например, хоть одного ныне живущего российского писателя, который был бы известен на весь мир? Мы же вообще не создаем ничего нового.

Есть одна прекрасная история. Однажды, я услышал: “Главная проблема русской музыки — это ты, потому что ты слушаешь го*но”. Я проникся, подумал «Какой классный мужик!» и поехал на концерт группы “На-На”.

У: Ты рассказывал, что общаешься сейчас с хип-хоперами. При этом у тебя есть речитативные вещи и выступаешь ты под музыку. Не в этом ли направлении ты будешь развиваться?

А: Нет, я же сам хардкорщик. Если я найду нормальных музыкантов, то мы будем делать что-нибудь движушное. Тогда я буду создавать песни, и надеюсь, у меня будет альбом, а не сборник стихотворений.

Он почти произнес фразу — и тогда все будет хорошо. Но нет. О надежде на светлое будущее не было сказано ни слова. Такой вот Артем Моргунов, Поэт без усов.

0 0 0 0 0

Вконтакте
facebook