Он знает, что у тебя в голове. Интервью с нейрохирургом

Опубликовано 24 апреля 2014 в 11:03
0 0 0 0 0

DUgjA2PoaNI

Сегодня корреспондентам The Ufa Room удалось побеседовать с интересным человеком, заведующим отделения нейрохирургии Республиканской детской клинической больницы, заслуженным врачом РБ, кандидатом медицинских наук, нейрохирургом высшей квалификационной категории, главным специалистом по детской нейрохирургии Министерства Здравоохранения РБ — Айратом Гафиевичем Тимершиным. Мы побывали не только в отделении и в кабинете Айрата Гафиевича, но и посетили одну из операций, после которой произошёл наш диалог.

— Айрат Гафиевич, как давно Вы работаете в отделении нейрохирургии?

— В нейрохирургии я работаю с 1987 года. После окончания интернатуры по детской хирургии я начал работать в больнице №17, детском нейрохирургическом отделении. Проработал там 13 лет. К этому времени решили организовать новое плановое отделение, чтобы развить детскую нейрохирургию в нашей республике. Это было в 1999 году. То есть, в этом отделении я уже 15 лет работаю, я сюда пришел, когда как такового отделения еще не было. Все только начиналось, набирали кадры, покупали оборудование, начали постепенно развиваться. Отделение открылось в 2000 году, 19 мая.

— Что за эти годы изменилось к лучшему или к худшему?

— Когда мы открывали отделение, кроме коек почти ничего не было. За это время мы приобрели огромное количество новейшей аппаратуры: операционные микроскопы, нейроэндоскопы, ультразвуковые аспираторы для удаления опухолей мозга, усовершенствовали нашу работу. Раньше здесь оперировали мало, в настоящее время операций очень много. Через нас проходит огромная категория больных, которых раньше вообще в Башкирии не оперировали. Можно смело сказать, что сейчас детская нейрохирургия в республике, в частности, в нашем отделении, на очень высоком уровне — наравне с центральными институтами Москвы и Санкт-Петербурга.

— Сколько детей может принять отделение единовременно?

— Единовременно — это неправильное слово. Вообще, отделение на 40 коек, в год через наше отделение с целью диагностики и лечения  нейрохирургических заболеваний проходит около 1200 детей. А единовременно, это если случится чрезвычайная ситуация? Такого опыта у нас, к счастью, не было.

— Какая патология выявляется чаще всего? С чем это связано?

— Чаще всего в детской нейрохирургии встречаются врождённые пороки развития центральной нервной системы — гидроцефалии, пороки развития позвоночника — спинномозговая грыжа. Аномалии Киари и краниосиностозы тоже очень часто бывают.  Чуть меньше, но все же очень много опухолей центральной нервной системы — примерно 35-40 ежегодно по всей республике. Это очень тяжелая и серьезная патология, потому что более чем в 50% случаев — опухоли злокачественные. И разумеется, травмы. Черепномозговые и спинальные. Особенно в летний период, начиная с мая и по октябрь — отмечается заметный рост травматизма. Это очень печально, учитывая высокую смертность от травм.

— А какова частота летальных исходов в год по отделению?

— Есть у нас такой показатель — общая летальность по отделению в год. У нас он составляет 1, 2%.

— Бывают ли какие-нибудь уникальные и редкие случаи, интересные заболевания?

— Да, такие случаи бывают, конечно. Не скажешь, что совсем уж уникальные, но редкие. Нечасто, к счастью. Например, бывают скрытые назальные энцефалоцеле (черепно-мозговая грыжа, содержащая оболочки и вещество головного мозга, но не включающая его желудочки с дефектом в районе носовой полости. Прим. ред.), которые проявляются только насморком и периодическими менингитами. Ставить этот диагноз очень трудно. У ребенка рецидивирующие менингиты и больше никаких признаков нет, развивается он хорошо. Если вовремя не поставить диагноз, причем в ЛОР-отделении, ребенок может умереть от нейронфекции. Такие редкие случаи у нас бывают примерно раз в пять лет. Все они успешно оперируются при своевременной диагностике.

— Появились ли новые направления в нейрохирургии за последние годы?

— Да, появились совершенно новое направление детской нейрохирургии — нейромодуляция. Из этого большого раздела мы применяем имплантацию баклофеновой помпы для лечения больных со спастическим синдромом, в частности, при ДЦП; также открытые методы хирургического лечения эпилепсии. Это стало возможным благодаря новым технологиям, развитию интраоперационного нейромониторинга. Так же стоит отметить, что появились новые биодеградируемые материалы. То есть вместо обычных пластин и винтов, которыми крепят череп после операции, сейчас применяем биодеградируемые. Такие материалы сами рассасываются через определенное время, примерно через 11-12 месяцев. Поэтому стало не нужно делать повторных операций по удалению материалов — это для детей очень важный момент.

— Лечение платное или бесплатное?

— Если больной является гражданином Российской Федерации, то по законодательству положено лечить бесплатно, что и происходит.

— Обращались ли на консультацию в ваше отделение врачи из-за границы?

— Если заграницей считать наше ближайшее зарубежье, то к нам много обращаются с Украины, Казахстана, Узбекистана, Таджикистана. Кроме того обращаются с других регионов России, особенно по поводу деформаций черепа, эпилепсии. Из далёких зарубежных стран обращений не было. Но когда наши больные едут на консультации и лечение в другие страны, то всегда привозят очень хорошие отзывы о нашей работе. Положительные отзывы получали из клиник Франции и Израиля.

— Какова сейчас ситуация в медицине в целом по Вашему мнению?

— В медицине ситуация очень неоднозначная. Разумеется, это связано в большой степени с экономической ситуацией. За последние 10 лет в медицине каждый год что-то происходит, всё новые и новые реформы, и прогнозировать дальнейшее развитие медицины сейчас очень сложно. Очень много проблем.

— Очень животрепещущий вопрос — какова зарплата нейрохирурга?

— Заработная плата состоит из оклада и стимулирующих выплат. Оклад составляет у меня 9 тысяч. Рублей, конечно. В месяц. Стимулирующие выплаты у всех врачей отличаются, и все это очень печально… Но мы очень надеемся, что ситуация улучшится. Думаю, когда-нибудь так оно и будет.

— Благодарим Вас за интересную беседу!

0 0 0 0 0

Вконтакте
facebook