Обо всем. Интервью с Азаматом Галямовым.

Опубликовано 04 ноября 2013 в 09:23
0 0 0 0 0

В нашей импровизированной студии кандидат филологических наук, заведующий кафедрой журналистики БашГУ — Азамат Абдрахманович Галлямов.

интервью Азамат Галямов Уфа

О своем пути

В детстве много чего хотят, это потом жизнь складывается несколько иначе.  Cказать, что с детства стремился к этой цели? Да, нет, конечно. Почему попал на филологический? Черт его знает, долго объяснять, не то, что не могу, я и сам для себя не особо понимал: «Зачем я сюда пошел?» . но первый курс расставил все на свои места: когда поступают на филологический, думают, что будут литературой заниматься, чего там языком заниматься – жи – ши пиши с «и» и успокойся.  Благодаря своим преподавателям, я понял, что без сугубого формализма, без формального отношения к языку, в науке вообще делать нечего, в том числе в науке и о языке. Литература дальше меня не очень интересовала.

Об интеллигенции

Сложный вопрос… это определенный слой людей, сложившийся в России к середине 19 века. Само слово «Интеллигенция» появилось именно в русском языке. И в другие европейские языки оно заимствовано из русского языка. Интеллигенцию правильнее было бы назвать «гуманитарии», или «гуманисты», что-то в этом духе. Русское значение этого слова предполагает некий авангард интеллектуальной мысли, предназначенный для того, чтобы улучшать общество и людей. Вкратце так. Так ли это на самом деле – это уже другой вопрос. Почему именно в России появилась интеллигенция? Значит, были какие-то условия, которые в других странах реализовались как-то иначе. Приписывать интеллигенции какой-то социальный статус, какую-то особую роль? Не уверен…. А можно ли любого человека, имеющего высшее образование называть интеллигентом? Тоже проблема, тоже вопрос, можно ли всех считать интеллигентами, опять-таки в русском значении этого слова. Получается, что границы понятия не определены, а раз их нет, не знаешь, что с ними делать.

О жизни в России

Нравится, не нравится… кому не нравится, тот давно уехал. А если не уехал, то либо не хочет, либо не в состоянии жить в каком-то другом месте. Почему я не уехал…во-первых это надо делать, когда тебе 20 лет, тогда еще можно приспособиться. Второй раз родиться нельзя. У меня есть несколько людей, которые больше 20 лет назад уехали, живут в разных странах, в частности, в США. Общее мнение у них таково – два раза родиться нельзя. Вот их дети, которым было 3, 5, 10 лет, они приспособились, они уже чехи, американцы, еще кто-то, потому что сумели вот в эту жизнь включиться. А это уже взрослые люди, которым было под 30, за 30, у них уже была сложившаяся система представлений, ценностей, и так далее. Но они если бы здесь остались, то не бедствовали, и жили бы более чем прилично. Но что-то заставляло их двигаться.

Вот у Юлия Кима есть такие строчки:

«Времена не выбирают, в них живут и умирают». То есть человек не может опередить свое время. Если не нравится это время, ищи другое! Это только лет до 25 тебе кажется, что ты еще можешь что-то поменять. А потом вдруг обнаруживаешь, что связан таким количеством связей с окружающим миром, что порвать их все можно действительно, лет до 25. Или, если, обстоятельства сложились так, что ты действительно не можешь здесь больше существовать.  Для этого какой-то серьезный кризис нужен. Хотелось ли уехать? Да нет, особой потребности не было.

О деньгах

Не хочу сводить все до такого примитивного уровня, что чем больше – тем лучше. Нет, у меня их более чем достаточно. И потом, ведь есть огромное количество людей, которые могут очень много зарабатывать, но не делают этого. Не потому, что не могут, а потому, что не нужно. Представить танцора балета, который будет танцевать исключительно за деньги – невозможно. Он танцует потому, что не может не танцевать. Если это еще и продается, то и слава Богу, если продается не очень, его это тоже особо волновать не будет. Он всегда найдет своего зрителя. То же самое с певцами – он поет не потому, что это деньги приносит, а потому, что он не может не петь. Это очень хорошо видно на поэтах. Это – абсолютно не нужная никому профессия. Но в конечном итоге, в конце всей эпохи все цари, полководцы, правители, остаются одной строчкой где-нибудь в учебнике, и через 100 лет дай Бог чтобы какой-нибудь ученик их помнил или знал. А скажем, Гомер…ну понятно, сейчас все скорее вспомнят Гомера Симпсона, чем Гомера из Малой Азии, ну хотя бы так, в такой извращенной форме. Тем не менее, от каждой эпохи остается только поэт.

О женщинах.

Даже не знаю, как ответить… Были? Были. Играли роль в жизни? Играли.  Иногда положительную, чаще негативную. Когда мозги вынесет – тоже страшно.

О циничности.

Всегда и сейчас модно считать себя циничным, это же издержки роста. Каждое поколение приходит в мир считая, что оно единственное и неповторимое, и что оно делает то, что не делалось никогда.  И если мы не учимся на чужих ошибках, это значит, мы старательно ищем грабли, на которые наступить. Тех, кто умудряется учиться на чужих ошибках – единицы. Другое дело, что некоторые всю жизнь скачут по граблям. Но это – границы дозволенного, допустимого. Цинизм заключается в расширении границ допустимого. Что является допустимым для одного, то недопустимо для другого. Приучаешь сам себя не лезть со своим уставом в чужой монастырь. Я бы предпочел пользоваться не словом «цинизм», лучше сказать «скептицизм». Лучше говорить не о циничном, а о скептическом отношении, и подвергать сомнению все, что тебе говорят. К  цинизму вообще отрицательно отношусь. Потому что это ставит человека в неловкое положение, заставлять его чувствовать себя униженным. Поэтому если один человека  часто этим пользуется, унижая окружающих своим циничным отношением, то это уже психологическая проблема самого человека.

Об аморальности и морали.

Себя любимого обидеть достаточно трудно, и раз ты себя любишь, то веди себя так, чтобы не доставать окружающих ни своим поведением, ни высказываниями. Это не значит, что мы не имеем права на эпатаж. Но эпатаж должен быть обоснован. Он бывает необходим, чтобы старую проблему представить совершенно новым образом, и по-новому осветить. Тогда – да. Вот свои неприличные поступки я помню лет с 3. Я помню именно ту гадость, которую сделал я. Гадость, которую тебе сделали, как бы ты ее тяжело не переживал, иногда это длиться годами, быстро забыть не получается. Но, как бы тяжело, ни было, потом это все забудется. За других говорить не могу, но те гадости, которые я сделал, к сожалению помню. Да, я хотел бы их забыть, но не получается, и вспоминается порой, а переживаешь так, как будто сделал их только что. Еще в античности определили, что человек тем и отличается от животного, что у него есть чувство стыда. Это инстинкт самосохранения. Если вы не можете себя сохранить, если вы настроены на саморазрушение, то и не ждите, что вас окружающие будут беречь. А может память о них уберегла меня от других, еще больших гадостях. Это же границы дозволенного. Если у человека не сложилось это лет до 15, то потом это ужас, а не человек. Нужно иметь представление о границах. Не негативное, что границу нужно обязательно нарушить, а позитивное – что пока я остаюсь в рамках этой границы, я могу быть самим собой. Тут уже встает вопрос – хочешь ли ты сохранить себя в качестве человека, к которому относятся если не с уважением, что хотя бы с пониманием.

О политиках.

В данном случае давать определение не хочу. В любом обществе обязательно появляются группы  людей, которые регулируют отношения разных социальных групп. Задание политиков «гармонизировать» отношения между людьми, они сродни психологам. Они согласовывают отношения разных социальных групп. Насколько удачно – другой вопрос. Но худой мир лучше доброй ссоры. Какого-то определенного любимого политика нет. Смотришь на политиков, читаешь их труды, и начинаешь понимать, что каждый из этих политиков является представителем определенной социальной группы, выражает ее интересы своими речами, своим обликом. Относиться к ним как к совершенно чему-то уникальному не стоит, потому что понимаешь, что они занимаются воспроизводством самих себя. И вот это действительно серьезная проблема. То есть человек рождается, он ест, получает новые знания, это производство себя, мы себя делаем. А есть воспроизводство, когда они все становятся похожими друг на друга.

Об упущенных возможностях

Гераклит сказал «В одну и ту же реку нельзя войти дважды». Кратил довел это высказывание до логического завершения: «В одну и ту же реку нельзя войти даже один раз». Вы можете сами это проверить. Купите бутылку минералки, и слегка открутите крышку. Задайтесь вопросом та же самая это бутылка, или уже другая? Пока она была закрыта, это одно состояние, начали откручивать, вы еще ничего не выпили, вы крышечку начали откручивать. Так вот, та эта бутылка или не та? Это парадокс, но в одну и ту же реку нельзя войти даже один раз. Любой твой выбор – это обязательно упущенная возможность. Стоит ли об этом жалеть? Не знаю, не уверен. Жалеть об упущенных возможностях нельзя – сколько бы я не бесился об упущенных возможностях, сколько бы головой ни бился об стенку из-за того, что я с кем-то встречался или с кем –то не встречался, с кем-то познакомился, а мимо кого-то прошел, я этого уже не изменю. Все-таки прав Кратил, нравится мне это или не нравится. Мне это тоже одно время не нравилось. Собственно, теория относительности многим физикам тоже не нравится, но найти аргументы, которые опровергают ее, они не могут.

Три книги

На самом деле книг, которые переворачивают твое сознание не так много.

1.«Дорога к рабству» Фридрих Август фон Хайек

Я прочитал ее в 90-х годах, после чего перестал быть марксистом. Тут же нельзя было быть кем-то другим, потому что иной точки зрения не существовало, тут все рождались марксистами. Тогда я впервые усомнился в том, что «социальный класс» — это научное понятие. И по этому классовая теория Маркса в общем-то не является строгой научной теорией.

2.«Сто лет одиночества» Габриэль Гарсиа Маркес

Если из художественной литературы взять пример, то я прочел Маркеса «Сто лет одиночества» в том возрасте, когда это было нужно, мне было 14 или 15 лет, это был шок! Все, что Маркес написал потом, это не стоит читать, я понимаю, это гнусное заявление, но таково мое мнение!

3.«Степной волк» Герман Гессе

Произведение Гессе я прочитал лет в 20, я сознательно не стал начинать с книги «Игра в бисер». Достоевского, правда, терпеть не могу. Прочитал, все прочитал, но не могу, он требует слишком активного к себе участия, диалога с тобой, заставляет реагировать. То ли дело Толстой! Он бубнил, бубнил, бубнил, слушаешь ты его или нет, его это не волнует, он знает, что он тебя все равно достанет. Но это уже мои проблемы, у каждого свои психи.

30.10.2013

0 0 0 0 0

Вконтакте
facebook