Город

Хардбол в Уфе. История одного человека

Опубликовано 23 марта 2014 в 12:07
0 0 0 0 0

Хардбол — это военно-тактическая игра, приближенная к боевым действиям. Она подразумевает полную подготовку, где команда выбирает направление и развивается в нем.

Райн: Мы выбрали разведку в том числе и разведку боем. Команда разделилась на 4 группы, которые сформировались по предпочтениям людей в тактике и видах оружия. У нас были снайперы, команды поддержки, разведки и штурма.

хардбол

В этой теме сразу стоит обговорить разницу между хардболом и страйкболом, потому что здесь возникает путаница. Но вопрос на самом деле не сложный.

Страйкбол — это поливание противников пластмассовыми пульками, они там летают, ребята бегают. Каждый в снаряжении по 200 тысяч. И что нас всегда забавляло, первое что они делают, это одеваются и начинают фоткаться в этом всем с пушкой. А мы, в свою очередь, идем такие все в го**е измазанные, каждый в том, что смог найти. И они сразу, мужики лет под 40, выдают что-то вроде: “А, сегодня вы играете? Ну ладно”. И все уходят. Мы-то выезжаем в поля, сюжет разыгрываем. Никакого мяса и прыжков на амбразуру. Прекрасно все понимаем — не спрячешься нормально и тебе пуля может свинцовая прилететь, куда угодно причем, хоть в глаз.

В хардболе же пневматика используется. Но на нее есть свои ограничения: максимальная скорость для свинца — 180 метров в секунду (дозвуковая скорость). При этом, обычная пуля где-то 600 м/с летит (сверхзвуковая скорость). Но чтобы убить человека достаточно 200-300. Если в тебя в упор выстрелят даже из пневматики, то сантиметров на 6 пуля в тело войдет. На сталь ограничение и того больше: 160 м/с. Она тяжелее и пробивная способность у нее больше. Все это продается, это же русская игра и живем мы в России. Пули и баллоны газовые вообще просто так можно приобрести.

Для совсем незнающих: пневматическое оружие работает на газо-баллоной системе, воздушно-клапанной и системе ПЦП баллон с накачкой воздуха.

Начинали мы реально с того, что в бушлатах выходили на бой. Это типа телогрейки обычной. А на головах мотоциклетные старые шлемы. Там были такие абсурды. Тебе достанется какой-нибудь проклятый красный шлем, и тебя видно издалека в этом колпаке. И ведь не перекрасишь, мы же мокрые вечно, или в снегу. Краска просто слезала. Мы за эти 6 лет, пока играем, перепробовали много чего. Даже обшивали их тканью. Потом развились…

Мы старались сами все делать. Мы вообще как мечтали: вот рации будут, сможем переговариваться друг с другом, потом на наушники перейдем. Но мы съездили на первые игры, турнир — команда на команду, в Татарстане, который проводится ежегодно. Ну и поняли, какие мы дураки, по приезду начали сразу все из Америки и Китая заказывать.

На следующие соревнования у нас все было уже хорошо. Все такие четкие ходили. И командир был нормальный, и задание у каждого свое. А через год нас вообще начали на руках носить. Команды новичков восхищались. Тогда мы уже играли на уровне пермяков.

Команда из Перми считается лучшей в России. Слаженная, скоординированная. Они две ГАЗельки только снаряжения везут. Ларенгофоны всякие. Это, к слову, о рациях. Они крепятся на горло, ты говоришь, гортанные звуки считываются и без помех выдаются в эфир. На руке у тебя для этого кнопочка.

Если о ценах говорить, то у меня все снаряжение наверно 60 тысяч стоило, причем много чего не было. Я одного чувака знаю, у него один фонарик порядка 15 стоит, снаряжение альпиниста, где каждая штучечка тысяч по 7, а у него их целые вязи. Он рюкзак вытряхивает, а там все по мешочкам и каждый мешочек напичкан вещами еще в тысячах на 70. Если он промокнет, то мембрана, защита его, от тепла тела собственного высохнет. При этом у него есть, разумеется, нормальная работа, он учится на медика, у него жена.

Люди, которые этим занимаются они все нормальные, адекватные, отличные люди. Есть и гики (человек помешанный на какой-то теме) и военные, и те, кто гонит по постядеру (постядерная война). Конечно, все неформалы, но все они интересны. Это в любом деле так. Я от них много интересного узнал, у каждого своя история. Вот мы сядем у костра, они давай каждый байки свои травить или стихи. Это бесценно.

Я больше всего хардбол за эти эмоции люблю, за реализм. Вот вы лежите на насыпи, твои товарищи рядом. Кто-то лежит с тобой, улыбается, рассказывает что-то и тут пуля ему в каску прилетает. И ты понимаешь, что он труп. Он встает и уходит (это называется отправиться в мертвяк. Ты просто поднимаешь руку и признаешь свою смерть, ну и уходишь). И вы понимаете, что там где-то снайпер. А ты самый простой рядовой лох какой-нибудь. Тебе отдают приказ пойти и снять этого снайпера…

Я никогда не забуду один провал. Мы попали именно в такую ситуацию. У меня под командованием было 7 человек. Я отдавал им приказы, они меня слушались. И я их провел, в итоге, до самого вражеского гнезда. Мы уже у стены стояли, туда 2 дня никто прорваться не мог. Мы по окнам стреляли, гранаты закидывали, нам уже надо в здание входить. У противника всего несколько человек в обороне осталось. Я думаю, сейчас позицию захватим, дождемся наших и все нормально будет. Мы приготовились к штурму и тут со второго этажа что-то дымящееся падает. Я таких гранат в жизни не видел, ну и сказал своим, мол, не боись, ребят, это просто дым. И тут как бахнуло! И всё, стоим все белые. А за нами чувак сидел. Я ему, ты за нами сидел — выжил, наверное? И он из капюшона вытряхивает тоже всю эту белизну… Мне до сих пор стыдно.

qWd9FPZIFVI

Вообще, в Татарстане хардбол — игра легализованная, на уровне спорта находится. Правительство поддерживает, выделяет ресурсы на это. У нас в Уфе — ничего подобного.

Я считаю, лучше в жизнь играть, чем на компьютере рубится. Это физическая подготовка, это реальное общение. Правда от смеха можно умереть, какие у людей акценты. Мы же не замечаем, что гласные тянем, а мы те еще тормоза: шааллым барлыым. Хуже нас только пермяки — они вообще заторможенные в корень. А тюменцы — это вообще нечто, они говорят так, как будто носятся не останавливаясь, начиная с момента пробуждения. Я люблю за людьми наблюдать.  Я к тому, что ты не только с ними воюешь, бьешься, ты с ними живешь. Кто-то упивается в зюзю в первый же вечер, но есть и люди серьезные.

У нас работают и журналисты, военкоры, и медики. Их берут на игры и последние в полевых условиях оказывают помощь, без травм не обходится.

Чтобы нагляднее было я вам расскажу как одно такое соревнование проходило. Это было 5 дней нон-стоп в такой атмосфере, что не было ощущения, что какой-то другой мир вообще существует. Игра сама себя развивала, организаторы постарались на славу. Каждый персонаж был в ней важен. Ты мог развязать какую-то свою войну, внутри всех боевых действий.

хардбол

Там еще бандиты были, те, кто приехал одиночками. Их одели во всякой тряпье, у них, конечно, были пушки, они могли договариваться, ну или банки там собирать, всякие артефакты. Там еще бар был. Стоял бармен, водка, тушенка. Сделали они арену, типа ножевой бой (на резиновых бились). Выходишь, на тебя ставки делают, выигрываешь игровое бабло, потом на него вкусняшки покупаешь.

…В общем, по теме, у нас был отряд разведки в 10 человек, мы должны были собирать информацию о численности противников. Всего играло 5 команд, в отряде человек по 80. Действия разыгрывались на реальной заброшенной атомной электростанции. Она была построена во времена СССР, но реактивов туда не завозилось. Площадь примерно 5 на 5 километров.

В тот раз организаторы воевали против всех. Они были черными сталкерами. Ходили по зоне и просто выносили всех. Их нельзя было убить. Ходили они в черных плащах и масках. Ты, например, их увидел — стрельнул, а в ответ тебе очереди полетели. Мы тогда союз с зелеными решили заключить. И вот что из этого получилось. Сидел отряд на отряд, друг на друга все пушки направили, командиры сидели разговаривали. Ладно я был на прикрытии.

хардбол

Вижу с пригорочка 5 сталкеров черных идут. Я только крикнуть и успел. Как начали по ним стрелять, я перекатился и упал в подвал. Смотрю — вся толпа в 100 человек идет с поднятыми руками в мертвяк. Союз развалился, что дальше делать — не знаю. Передаю командиру — всех убили. А он мне — не высовывайся. И мне реально страшно, такой накал страстей!

И получилось так, что я остался один в центре зоны. И везде враги. Целая куча врагов и только сквозь них можно попасть к своим. Я лежу в траве, думаю. Умирать не хочется, не спортивно как-то. Система тогда была двуххитовая. Если в голову попали — ты умер. Если в руку — ты перевязываешься и у тебя есть еще один хит.

Ползу короче я по траве, мучает жажда. Жара, а я в противогазе системы МАГ. На мне термобелье, еще одно защитное белье, камуфляж, снаряжение.

Газ CO2 на котором пневматика работает замерзает зимой, поэтому сезон открывается от 0 градусов. Я решил тогда гидрач не одевать, зачем 2 литра с собой носить? Думал — умру по-быстрому и все. У меня только фляжка. Я нашел какой-то люк, прикрылся им, смотрел в землю, чтобы никто по лицу не попал, думал умру там. И мне неожиданно пришло в голову, раз уж я вот так свернувшись в три погибели попил, можно и покурить.

Смотрю — гора и что-то там тихо чересчур. Смотрел-смотрел, увидел снайпера. Передал своим, что в таком-то квадрате враг. Минут через 7 его сняли. Я попополз дальше, через этот пригорок, заметил отряд из 4 человек. Они меня не увидели и когда прошли, я последнего самого положил и так, по-очереди, всех. Все же в касках, не слышат выстрелов.

ssNETKoNA4c

Я так одиночек подстреливал, и счет был уже 17/0. Дошел я, в итоге, до бетонных сооружений и там занял позицию. Сидел, смотрел. От зеленых отряд шел в 17 человек. Я сказал нашим, мол из такого-то квадрата выдвинулся вражеский отряд. И минут через 10 эти 17 человек пошли обратно, все с поднятыми руками. Они именно из-за меня не могли пройти. И мне тут же передали наши ребята, что мне там целая куча медалей уже накапала…

Но пришел момент, когда враги поняли, что их кто-то сдает. Они на это давай отряд за отрядом посылать, прочесывать местность, чтобы найти меня. И там такое бетонное укрытие было, в него ложишься, и по-бокам оно тебя прикрывает. Я оттуда голову только поднял — одна пуля полетела, потом другая. Меня откуда-то снять пытались, и тут я повернулся, вижу — 5 бойцов бегут с одной стороны, 5 с другой. Уже близко. Ну, подумал, все — дело табак. Я перевернулся на живот, винтовку за спину, гранату оставил в укрытие и спрыгнул. И туда как раз несколько ребят заглянули. Ну и — ба-бах!

Я упал как раз за спины врагам, троих расстрелял, и что есть мочи побежал оттуда к своим. Мне тут же в локоть попали. А мне пофиг, система двух хитов, я несусь и молюсь — лишь бы не попали в голову. И все пули мимо, мимо. Дышать невозможно, я за шпалу какую-то упал, и тут подкрепление наше пришло. Я все-таки добрался до своих. Меня двое под руки взяли и к оврагу донесли.

В итоге мы посчитали, что по моей наводке 47 человек сняли. Вот так разведка и работает.

Это история Райнгольда Миллера и он хардболист. В дополнение ко всему этому, он поделился, что нормального клуба сегодняшний день до сих пор нет. Но есть 7 полигонов для тренировок. Один принадлежит им, они его оборудовали и там обучают любого желающего.

хардбол

Пара слов о его появлении в этом клубе:

Это история тесно связана с моей творческой деятельностью. Везде я вижу романтику. Тогда как раз “Метро 2033” прочел. Там постапокалипсис, нужно выживать. В то время у меня был переломный момент, я занимался историческим фехтованием, и мне хотелось чего-то нового. Поехал я на фестиваль “Реконструкция” и познакомился с ребятами, которые занимались реконструкцией Руси 9 века. Они мне рассказали, что занимаются хардболом. В Уфе, на тот момент о таком никто и не слышал. Они были первыми. Появился потом клуб “Прорыв”. И я понял — это «Вау!», это мое. Заброшенные эти здания в которых все проходит, полигоны. И я поехал как-то с ними и показал наивысший результат.

Позже мы создали свою команду: ХК «Авангард».

0 0 0 0 0

Вконтакте
facebook