Кино

Альманах «Кино.doc»: чревоугодие как двигатель сюжета

Опубликовано 10 января 2014 в 23:02
0 0 0 0 0

Новогодние выходные вроде бы уже накрылись одним большим будним днем. Но ничего, в эти непростые времена нас будут поддерживать друзья и родственники, у кого их нет – случайные знакомые, скачанная у пиратов музыка и ура–патриотические фильмы вроде грядущего идиотизма под названием «Чемпионы». Хотя нет, постойте – есть еще одна деталь. Даже когда рядом с тобой нет никого, а себя ты нащупываешь в обществе симпатичных и стройных ножек – стола, то всегда остается последнее убежище – кухня, забегаловка, столовка, кафе, ресторан – и еда, которая молчаливо обозначит тебе, что ты все еще живой и можешь чувствовать вкус. Вот об этом и будет наш выпуск альманаха – про еду, которая так или иначе питает фильм и набирает особый вес в кадре.

_______________________________________________________________________

«Пока ночь не разлучит»

реж. Борис Хлебников. Россия, 2012

Первым на ум приходит фильм Хлебникова, которого я что-то и так часто всандаливаю в свои подборки. Фильм «Пока ночь не разлучит» формально ограничен рамками одного дня конкретного ресторана, где разворачивается целая череда эпизодов, грустных и смешных, как и вся наша дурная жизнь. Это фильм о том, что женщины выбирают между деньгами и любовью, продюсеры на самом деле не знают, что снимать, а в день рождения иногда можно тяпнуть сто граммулек натощак и оставить тещу со счетом за ужин. Краткие эпизоды жизней посетителей ресторана скреплены историей двух официантов – молодого повесы и пухлого романтика средних лет. Оба они безнадёжно влюблены: один в свою жену, другой – в чужую, и оба до определенного момента не замечают трагикомических ситуаций вокруг себя.

Один безумный день закручивает в хороводе знаменитых артистов, вальяжных бизнесменов, рублевских содержанок и золотую молодежь, среди которых и Шнур, и Дуня Смирнова, и Анна Михалкова, и любимые актеры Хлебникова – Сытый и Яценко, да и кого там только нет. Попытка соединить авторское и коммерческое кино, социальная сатира и вполне узнаваемые образы, занимательные скетчи, списанные с самой жизни, некоторая документальность самой ткани фильма – все это, на мой взгляд, интересный опыт и не зря потраченное время. Такой набор может продолжаться довольно долго, но в какой-то момент закругляется – и вовремя. И исковерканный клоунский тортик, которым режиссер запускает зрителю в лицо, как будто бы напоминает, что то была присказка да сказка, а теперь пора возвращаться в реальную жизнь.

_______________________________________________________________________

«Деликатесы»

реж. Жан–Пьер Жене и Марк Каро. Франция, 1991

В весьма необычном вымышленном мире, где еда – безусловная редкость и фактически заменяет деньги, молодой клоун находит работу в мясной лавке на первом этаже многоквартирного дома. Он не знает, что его работодатель, он же владелец дома, снабжает жильцов деликатесными мясными блюдами, приготовленными из своих же работников. Беда в том, что в них постоянно влюбляется дочь мясника. В прошлом гастрономия одерживала верх над романтическими устремлениями, но новый претендент произвел на нее слишком большое впечатление.

Первый полнометражный фильм Жана-Пьера Жене, известного по полной чудес «Амели», можно назвать весьма черной комедией. Легкий трэшачок еще не вытеснен сказочностью, которая потихоньку начнет вырываться наружу в «Городе потерянных детей» и окончательно утвердится в истории Амели и «Неудачниках».

«Деликатесы» в свое время стали своеобразной культурной сенсацией. Она получила немало премии, хорошо прошла в европейском прокате, а потом попала в США, где была специально представлена Терри Гиллиамом, большим любителем сюрреалистического и абсурдного юмора. Традиции французского трагифарса и раблезианской гиперболичности сочетаются в «Деликатесах» с эстетикой комиксов и постапокалиптических рисованных сериалов (Жене начинал как аниматор и имел к тому моменту две премии «Сезар» за короткометражки). Фильм действительно пахнет как настоящий деликатес, приправленный изящным юмором и редкими на тот момент типажами. Отведайте первое блюдо известного сказочника, который перед «Амели» снял одну из частей «Чужого».

_______________________________________________________________________

«Большая жратва»

реж. Роб МакКаиттрик. США, 2005


Тут все как в жизни. Дин работает официантом в крупном ресторане цельных четыре года. В какой-то момент он узнает, что его одноклассник все это время делал сногсшибательную карьеру в крупной корпорации. Радости в однообразную житуху это не приносит, посему, когда появляется стажер, Дин начинает его обучение с науки, как надо мстить посетителям ресторана за их хамство.

Основной интерес представляет не столько история самого героя, а все, что происходит вокруг него. Здесь есть и школотята-уборщики, которые считают себя гангстерами, курят травку и объедаются сливками. Истеричная и не вполне вменяемая официантка со стажем. Друг главного героя, бабник и кумир всех юных посетительниц. Злые, но смешные повара, посудомойщик-психолог – все они составляют милый контингент, сравнимый с сумасшедшим домом. Как тут обойтись без шуточек? Тем более, когда в финальных кадрах среди танцующих можно заметить насекомоподобное чудовище…

Это простая и даже идиотская комедия с шутками на грани фола. С пивом и в шумной компании пойдет на ура, особенно если в грамотном переводе. На рубеже нулевых таких фильмов было как грязи, но тут фильм вытаскивает тема ресторанного бизнеса и актеры – Райан Рэйнольдс, Джастин Лонг и Дэвид Кокнер. Как справедливо отмечают бывалые, вроде бы ничего остроумного на экране не показывают, а ты уже ловишь себя на том, что ржешь, как лошадка.

_______________________________________________________________________

«Повар, вор, его жена и ее любовник»

реж. Питер Гринуэй. Великобритания–Франция, 1989

Маэстро Питер Гринуэй – интересный режиссер, который может интересно и даже очень красиво показать какую-нибудь мерзость. Возьмите тот же «Контракт рисовальщика» или «Живот архитектора», но речь сегодня не о них.

Итак, сюжет: предводитель одной из преступных группировок каждый вечер приходит со своей женой и своими сообщниками во французский ресторан, который является его собственностью. Устав от постоянных издевательств и унижений со стороны мужа, жена находит себе любовника среди посетителей ресторана и занимается с ним любовью с молчаливого согласия повара. Закручено неплохо, верно?

Откровенно говоря, фильм чудовищно прекрасен. Сюжет об измене далеко не нов, но Гринуэю удается распалить настоящие шекспировские страсти – любовь, не требующую объяснений, и месть, не знающую пощады. Картина отдает театральностью – как некоторыми ужимками актеров, так и ограничением времени и места действия. К слову, любовницу играет Хелен Миррен, а это тоже, кстати, плюсик в копилку.

Справедливо пишут, что фильм явно не для слабонервных, но при этом для всех тех, кто за пошлостью и гнильем современного мира даже не слышит – чувствует молитву о всепрощении и ценит красоту простых вещей – еды и секса, желание которых как будто бы никогда не угаснет. Блуд или поэзия творится на экране – думайте. Шекспир, Диккенс или Гринуэй – думайте. Ибо думать за едой полезно.

_______________________________________________________________________

«Джули и Джулия: готовим счастье по рецепту»

реж. Нора Эфрон. США, 2009

В фильме параллельно существуют две реальности. Джули Пауэлл – начинающая писательница, как и все ей подобные писаки работает черт-те где – оператором call–центра. В определенный момент она открывает для себя кулинарную книгу Джулии Чайлд. Однажды за обедом в ресторане, глядя на своих успешных подруг, Джули понимает, что у нее все слишком плохо, в смысле – просто. И она решается вести блог, чтоб отвлечься от работы и заняться любимым делом – кулинарией, а заодно и привлечь постоянных читателей. В блоге Джули начинает описывать свою жизнь и цель, которую поставила перед собой: приготовить за год 524 блюда из книги Джулии Чайлд, «рискуя своим браком и благополучием кота».

При этом одновременно в фильме показан рубеж 40-50-х гг. ХХ века, когда Джулия Чайлд с мужем живут в Париже под подозрением в пособничестве коммунизму, – это было время начала кулинарной карьеры самой Джулии. Режиссёр тщательно подчеркивает сходство в решении проблем «серых будней» государственных служащих, с которыми сталкиваются обе героини в разные эпохи. Фильм хоть и легок, но приятным образом цепляет, грея душу пару земных часов.

Отметим, что Нора Эфрон в свое время сделала фильмы «Майкл» и «Неспящие в Сиэтле», которые так часто крутили и, наверное, по–прежнему крутят по телевизору. Ну и, конечно, фильм не был бы так прекрасен, мил и очарователен, если бы не Мэрил Стрип, которая за роль Джулии Чайлд получила «Золотой глобус» как лучшая киноактриса, а это вам, как говорится, не хрен собачий.

_______________________________________________________________________

«Мария-Антуанетта»

реж. София Коппола. США–Франция–Япония, 2005


«Если у них нет хлеба – пусть едят пирожные!» – вот за эту фразу мы и затащим в список фильм Софии Копполы о блестящей и трагической судьбе французской королевы. Вступление на французский трон в 19 лет и полная бесконечных развлечений молодость среди роскоши Версаля, увенчанная ужасной смертью на гильотине под улюлюканье парижской черни.

Яркий, почти искрящийся фильм щедро усыпан бриллиантами, туфлями и пирожными. Поставленная перед исторически и не по–детски важным заданием, один на один с жестокой и тщеславной французской знатью, молодая девушка, закованная в кандалы королевских обязанностей, отчаянно стремится насладиться жизнью. Это подчеркивает великолепная подборка сочной современной музыки, которую многие зрители сочли совершенно неуместной. Но современные композиции органично вписались в пышный интерьер, прогулки, веселье и проказы Марии-Антуанетты. И это дает отличную параллель с молодежью ХХI века: она также любит отрываться, танцевать до утра, копаться в гардеробе и любить до умопомрачения (и носить «конверсы», если кто не заметил). Также этот водоворот блесток и праздника – прощальная ода королевской монархии перед Революцией. Это трагедия – как для французского социума, так и личная драма. Ведь чем больше беспорядка и вопросов внутри, тем шире улыбка на лице.

Кирстен Данст, работавшая с Софией в «Девственницах–самоубийцах», идеально вписалась в свою роль. Невысокого роста, смешная и светловолосая, красивая и непосредственная, непоседливая и любопытная, элегантная и далекая от политической трясины. А Шварцман, отличный комик, тонко сочетает в образе короля характерные черты – неловкость, рассеянность, спокойствие.

И не смотрите этот фильм, если вы – ярый поклонник исторических фильмов и поклонник исторической точности в передаче деталей.

0 0 0 0 0

Вконтакте
facebook